Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

5 июня 1947 года госсекретарь США Дж. Маршалл обнародовал план возрождения послевоенной Европы

5 июня 1947 года, выступая в Гарвардском университете, госсекретарь США Дж. Маршалл обнародовал план возрождения послевоенной Европы, сразу нареченный его именем. Европейцам предлагалась масштабная американская помощь, но при условии, что они сами разработают единую программу восстановления экономики. 16 государств, представители которых собрались вскоре в Париже, согласились с этим предложением. Приглашение было послано и Молотову, и он приехал в сопровождении 80 экспертов. Однако в результате СССР все же отказался от участия в программе, которая, по мнению его руководства, противоречила суверенитету страны. Было ли это правильным решением?

Ответ на этот вопрос стоит поискать в историческом опыте европейских стран, ставших участниками Плана Маршалла. Переживая огромные трудности, они, разумеется, очень нуждались в экономической поддержке США. Как отмечалось в докладе специальной комиссии при американском президенте, объем производства в государствах Западной Европы был значительно ниже довоенного, а уровень добычи угля - критическим. За счет собственного производства они могли менее чем наполовину обеспечить потребности в зерне, хлопке, цветных металлах, продуктах питания, а для импорта уже не имелось средств. Производственный потенциал был в значительной мере разрушен или требовал перевода на гражданские рельсы, рынок, финансовая система - дезорганизованы. Короче говоря, многим государствам грозил экономический паралич и реальный голод.

На встрече в Париже европейские страны заключили конвенцию о создании Организации европейского экономического сотрудничества. Ее задачей стала разработка совместной программы восстановления Европы. В свою очередь, американский конгресс утвердил План Маршалла, который действовал с апреля 1948 года по декабрь 1951-го.

Помощь американцев была многообразной. В первую очередь поставлялись товары жизненной необходимости - те, что требовались для предотвращения голода и создания нормальных условий существования. Каждую весну выделялись ассигнования на продукты питания, топливо, одежду. Поскольку помощь такого рода не окупалась, она шла в виде дотаций, а не займов. Кроме того, завозилось промышленное оборудование - в основном за счет ссуд Международного банка. Через океан шло также сырье, сельскохозяйственные машины, промышленные товары, запасные части и т.д. Эти поставки субсидировались под гарантии американского правительства через Экспортно-импортный банк США.

Общий размер помощи за четыре года составил $17 млрд, и 60% её пришлось на Великобританию, Францию, Италию и ФРГ. Очень существенно то, что План Маршалла предусматривал совершенствование экономических отношений внутри каждой страны и между государствами сообщества. Они должны были принять меры для облегчения обмена между собой товарами и услугами, обеспечить через кооперацию восстановление наиболее эффективных производственных мощностей и стимулировать рост выпуска продукции, а также добиваться укрепления своих валют.

Особое место в Плане Маршалла было уделено Западной Германии. За годы его реализации ФРГ получила от США почти столько же средств, сколько Великобритания и Франция вместе взятые. После окончания второй мировой войны она превратилась из противника в партнера западных держав. Более того, ей отводилась роль форпоста в борьбе против «советского коммунизма». Противодействие распространению влияния СССР в Европе и даже возможной агрессии с его стороны, несомненно, составляло одну из важнейших задач Плана Маршалла. Считалось, что ослабленная, переживающая кризис Европа без этой помощи не смогла бы противостоять коммунизму.

Многие западные эксперты сегодня отмечают, что послевоенный опыт Западной Европы крайне интересен - как с позиций восстановления хозяйства, оздоровления финансов, налаживания экономического сотрудничества, так и с точки зрения стратегии промышленного развития, создавшей материальные предпосылки для мощного технологического прогресса. При этом особо подчеркивается, что европейские страны сумели сохранить свою независимость. Более того, превратились, в конечном счете, в сильных конкурентов США.

Конечно, в экономическом восстановлении Европы и её дальнейшем успешном развитии План Маршалла сыграл огромную позитивную роль. Так, может быть, зря Москва отказалась от участия в нем? На мой взгляд, согласие СССР просто не было возможным, поскольку требовало, по сути, пересмотра самих основ его существования - идеологических, экономических и прочих. Американский план содержал условия и ограничения, принятие которых Советским Союзом означало бы отказ его от самого себя. И, прежде всего, требования, направленные против национализации промышленности, полное предпочтение частной собственности, частного капитала, а вместе с тем - свободный допуск в страну американских товаров. Но главное - право США направлять и контролировать процесс расходования предоставляемых средств.

Речь идет не о том, было бы такое сотрудничество в конечном итоге полезно для страны, для её народа или нет, а о том несомненном факте, что и власть, и единолично правящая коммунистическая партия, да и, думаю, большинство граждан совершенно не были готовы к такому революционному (или контрреволюционному?) повороту.

Что же касается проблем, возникших в иных европейских странах, вернее - в их отношениях с заокеанским донором, то здесь применим известный принцип возможного двойственного ответа на вопрос: стакан наполовину полн или наполовину пуст?

Конечно, никаким «придатком» Соединенных Штатов Европа не стала. Однако верно и то, что как раз в конце 40-х там начали основательно обживаться американские войска, что экономическая зависимость от США все-таки возникла, что возможности давления США на партнеров из Старого Света многократно возросли...

Тем не менее, несмотря на все эти издержки и потери, Плана Маршалла вовремя помог им выбраться из глубокого и опасного для самого их существования кризиса.

5 июня 1883 г. в Кембридже родился Джон Мейнард Кейнс (John Maynard Keynes)



Джон Мейнард Кейнс (1883-1946)–английский экономист, внес знaчительный вклaд в рaзвитие экономической мысли XX векa.

Возникшее под влиянием его идей экономическое течение получило название кейнсианство. Кейнс считается одним из основателей макроэкономики как самостоятельной науки.

Теория Кейнса (Keynesianism) – экономическая теория государственного регулирования экономики, возникла в тяжелый период острейшего экономического кризиса, потрясшего мировую экономику в 1929—1933 гг.

По мнению многих ученых, основной труд Дж. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.), стал поворотной вехой не только в развитии экономической теории, но и определила экономическую политику большинства стран.

Основные методологические положения подхода Дж. М. Кейнса:
- Важнейшие проблемы расширенного воспроизводства необходимо решать не с позиции изучения предложения ресурсов, а с позиции спроса, обеспечивающего реализацию ресурсов.
- Рыночная экономика не может саморегулироваться, и поэтому вмешательство государства неизбежно.
- Кризисы перепроизводства нежелательны, поэтому проблему равновесия в макроэкономике следует решать с позиции «эффективного спроса», который выражает равновесие между потребителем и производством, доходом и занятостью.
- Введение термина «эффективный спрос» стимулировало анализ макроэкономических показателей, что позволило выяснить, как функционирует экономическая система в целом, движется поток производимой, распределяемой и потребляемой стоимости.
- Основным инструментом регулирования экономики признавались бюджетная политика, на которую возлагались задачи обеспечения занятости рабочей силы и производственного оборудования.

Таким образом, Кейнс сформулировал новый раздел в экономической теории — макроэкономику и ввел в качестве субъекта экономического регулирования государство.

Двойной удар по экономике: пандемия короновируса COVID-19 и падение цен на нефть

Пандемия короновируса COVID-19 и падение цен на нефть ударили по нефтяной промышленности России. Однако, по сравнению с другими странами Россия более стойко переносит этот двойной удар.

За счет консервативной монетарной и фискальной политики удалось повысить устойчивость российской экономики. Профицитный бюджет и валютные резервы, свободно плавающий валютный курс помогают смягчить воздействие внешних кризисных явлений.  И тем не менее, двойной удар неминуемо скажется негативно на доходах нефтяников, приведет к снижению налогооблагаемой базы и будет иметь негативные последствия для доходной части федерального бюджета.

По данным энергетического центра «Сколково», общие потери могут составить до 60% валютных доходов от экспорта и до 30% доходов федерального бюджета. В зависимости от степени соблюдения соглашения с ОПЕК эти потери могут привести к снижению валового внутреннего продукта (ВВП) на 8-12% и будут сопоставимы с общими резервами Фонда национального благосостояния (ФНБ).

Роснефть уже понесла убытки в размере 2,1 млрд долларов в первом квартале 2020 года и ожидается 10-процентное снижение добычи нефти. Сокращение добычи нефти и консервация скважин будут особенно болезненными для Роснефти, у которой имеются фьючерсные контракты с китайскими компаниями.

До 50 процентов российских нефтяных скважин могут быть закрыты и не возобновить добычу. Пока что мировая газовая отрасль пострадала меньше, но влияние нефтяной промышленности на мировую экономику уже очевидно.

Так, 29 мая на голландской бирже цены на газ упали ниже 33 долларов за тысячу кубометров. Поскольку около 60% контрактов «Газпрома» заключаются на европейских биржах, доходы ОАО «Газпром» также существенно упадут. В такой ситуации ОАО «Газпром» планирует сократить поставки газа в Европу.

Однако, из-за падения цен на газ и переполнения складских мощностей финансово - экономическая устойчивость Газпрома, вероятно, будет подорвана.
Недавнее заявление Катара о поставках дополнительных объемов сжиженного природного газа (СПГ) в Европу только усугубит ситуацию.


Распространение коронавируса на нескольких участках, в том числе на Чаяндинском газовом месторождении, являющемся ключевой ресурсной базой для «Газпрома», негативно сказалось на финансово - экономических показателях ОАО «Газпром».
Уменьшение доходов от энергетического сектора неизбежно скажется на других смежных отраслях, таких как нефтехимия, металлургия и машиностроение. Способность энергетического сектора, как основного источника дохода, перекрестно субсидировать несырьевые отрасли будет снижаться. Неудивительно, что некоторые компании уже ищут возможности цепляться за щедрые инвестиции. Например, «Русская сталь» предложила правительству России использовать только трубы российского производства для строительства Амурского газохимического комплекса.

Роль государства в спасении нефтегазового сектора
Чтобы защитить свою нефтегазовую отрасль, российское правительство предложило ряд мер. Так, например, правительство России отказалось от некоторых штрафных санкций. Крупные нефтесервисные компании могут быть включены в список системно значимых компаний, что дает им право на государственную поддержку. С 2016 года в список также включены нефтегазовые специальности. Для решения проблемы консервации скважин правительство предложило создать фонд для недостроенных скважин. С помощью государственных банков российские нефтяные компании могут продолжать разработку скважин и вводить их в эксплуатацию после восстановления спроса, предположительно, в 2022 году.
Другая мера предполагает создание стратегического хранилища нефтяных запасов в объеме до 10% годовой добычи нефти в России.
Следуя международным тенденциям, большинство российских энергетических компаний заявили о сокращении капитальных расходов на 20-30%. Чтобы оптимизировать свои инвестиционные расходы, компании отказываются от новых капиталоемких проектов или менее приоритетных проектов за рубежом.
Секторы с высокой добавленной стоимостью, такие как СПГ, нефтепереработка и нефтехимия, набрали обороты. Роснефть начала лоббировать налоговые льготы за свои трудноизвлекаемые запасы газа в Ямало-Ненецком регионе. Татнефть объявила, что переориентирует свои инвестиции на нефтеперерабатывающие заводы, в то время как Газпром планирует построить гигантский нефтехимический завод на Ямале. Поскольку российские энергетические компании вынуждены сокращать инвестиции, конкуренция за государственный протекционизм будет только усиливаться. Правительство России же будет в такой ситуации еще более продуманно расходовать бюджетные средства.
Не имея «крыши» на уровне правительства и в федеральных структурах, независимые энергетические компании, доля которых на рынке уже мала (всего 9%), больше всего пострадают от двойного шока. Хотя с точки зрения здравого смысла надо бы отложить до лучших времен реализацию новых проектов, некоторые российские энергетические компании руководствуются стратегией доли рынка.
Несмотря на кризис, ряд российских компаний объявили о ряде амбициозных проектов. Так, компания «Роснефть» начала буровые работы на «Восток Ойл» в Арктике, а «Газпром» начал технико-экономическое обоснование для «Силы Сибири-2». Компания «Новатэк» также продолжает реализовывать свои проекты, несмотря на кризис.

Российско-китайские асимметричные отношения будут усиливаться
Восстановление экономики Китая будет иметь решающее значение для Москвы, так как Китай также потребляет достаточно много продукции нефтегазового сектора. Воспользовавшись рекордно низкими ценами на нефть, Пекин закупил рекордные объемы российской нефти Urals в первом квартале 2020 года и создал себе запасы на будущее. Эксперты предполагают, что спрос на энергоносители в Китае восстановится не скоро.

В условиях экономического кризиса и низких цен на нефть, финансирование амбициозных проектов в России в ближайшее время будет под вопросом.
Возможности Москвы найти внешнее финансирование, особенно в условиях внешних санкций в отношении отечественных банков, будут невысокими, а зависимость от Пекина будет только усиливаться. Финансовые проблемы могут сказаться на инвестиционных проектах, в частности, «Арктик СПГ-2», для реализации которого до пандемии COVID-19 предполагалось привлечь инвестиций в объеме около 11 миллиардов долларов США на внешнем рынке.
    Другие проекты, запланированные на 2021–2023 годы, такие как «Газпром» в Балтийском СПГ, скорее всего, также будут отложены на неопределенное время. Теперь правительство России возлагает надежды на Китай. Однако и Китай переосмысливает свою энергетическую стратегию, делая упор на локализованные цепочки поставок. В своем ежегодном отчете по бюджету за 2020 год Пекин указал, что страна будет искать возможности для снижения энергозависимости от импорта. В частности, буровые работы ведутся в южно-китайском море.

Случится страшное: Россию скинут с нефте-газовой «иглы»

Какую цену за это заплатит каждый из нас

Российский энергетический сектор столкнулся с беспрецедентными вызовами, каких не было, пожалуй, на протяжении всего постсоветского периода. Коронавирусная пандемия, спровоцировавшая остановку мировой промышленности привела к снижению спроса на топливо.

Вот лишь некоторые цифры, которые приводит в своем докладе эксперт Центра восточноевропейских исследований Университета Цюриха (Швейцария) Мария Шагина. Так, сейчас балансирует на грани рентабельности «Газпром», большинство экспортных контрактов которого напрямую связаны со спотовыми ценами в европейских хабах. В начале июня спотовые цены в Европе рухнули ниже $ 33 за тысячу кубометров голубого топлива, в то время для «Газпрома» целевой является стоимость газа в $ 100 за тысячу кубометров.

Чтобы минимизировать свои финансовые потери из-за рекордного падения цен, «Газпром» вынужден сокращать поставки газа в Европу. Но в любом случае статистика крайне удручающая: за первые четыре месяца 2020 года экспортная выручка упала на 52,3%, а физический экспорт газа — на 24%.

В апреле «Газпром» экспортировал 12,1 млрд кубометров природного газа, что на 15% меньше, чем в марте. Выручка газовой монополии за апрель снизилась на 25,3%. При этом средняя экспортная цена газа в апреле оказалась на 13% ниже мартовской — $ 109 за тысячу кубометров.

При этом «Газпром», который занимает треть общеевропейского газового рынка (две трети экспорта по этому направлению приходится на семь экономик — Германию, Италию, Францию, Нидерланды, Австрию, Чехию и Польшу), столкнулся с острейшей конкуренцией со стороны сжиженного природного газа из США и других стран. В частности, недавно Катар объявил о поставках дополнительных объемов сжиженного природного газа в Европу. Обостряется конкуренция за газовые рынки Китая и Турции, которая и сама недавно объявила о начале разведочного бурения на шельфе Черного моря. То есть официальная Анкара в перспективе намерена уйти от углеводородной зависимости от России.

Большие риски — и у «китайского» проекта «Газпрома». Мария Шагина напоминает про вспышку коронавируса среди рабочих Чаяндинского газового месторождения, которое является ключевой ресурсной базой для газопровода «Сила Сибири».

«Роснефть» и «Газпром» уже потеряли 462 миллиарда

На глобальном газовом рынке происходит точно то же самое, что и на нефтяном — помимо снижения цен на фоне падения спроса своих эксплуатационных пределов достигают складские мощности. Энергетический центр «Сколково» подсчитал, что общие потери России от катастрофического снижения цен на углеводороды (нефть и газ) могут составить 60% экспортных доходов и 30% доходов федерального бюджета.

Потери могут составить от 8% до 12% ВВП (в зависимости от степени соблюдения условий соглашения странами ОПЕК+), что сопоставимо с совокупными резервами Фонда национального благосостояния (ФНБ).

Если «Газпром» в первом квартале отчитался об убытках в 306 млрд. рублей, то «Роснефть» — о 156 миллиардах. Нефтяной гигант теперь ожидает снижения добычи нефти на 10% по итогам года, а, возможно, и консервации скважин. Последний фактор особенно болезненный, учитывая, во-первых, то, что «Роснефть» связана долгосрочными обязательствами по поставкам нефти по предоплаченным контрактам с Китаем, а во-вторых, то, что после консервации на почти половине скважин будет невозможно возобновить добычу.

О том, что перспективы российского углеводородного рынка крайне туманны, в беседе со «Свободной прессой» подтвердил и независимый финансовый аналитик Константин Беседин.

— Риск отказа от нефти и газа Российской Федерации высок. Пока все мы в панике покупали гречку и боялись коронавируса, «Роснефть» продала свои активы в Венесуэле, и кому — правительству России. А это козырь для желающих наложить новые санкции на Россию. Это вопрос будущего, а пока США заняты борьбой с Китаем.

11 июня Федеральная резервная система (ФРС) сохранила прежнюю процентную ставку в 0,25%. Инфляция отрицательная, почти половина компаний подают на банкротство. Экономика США закатилась в рецессию. На этом фоне рост потребления газа и нефти очень туманные.

Не за горизонтом дефицит государственных бюджетов. Например, в России доходы федерального бюджета в мае рухнули на 41%. Это значит, что все поставщики начнут демпинговать цены, как это было пару месяцев назад, отвоевывая у конкурентов рынок и спасая свои доходы. Все же прекрасно помнят правило: доходы одних — это расходы других.

А на фоне падения доходов населения и падения инфляции подобная ситуация может привести к новым агрессивным действиям со стороны США, партнёры которых могут поддержать антироссийские санкции и прекратить покупать нашу нефть или газ, особенно когда на рынок хлынет альтернативное и более дешёвое сырье.

svpressa.ru

Что для нефтяников беда, для дорожников может стать удачей

Согласно данным торгов, падение мировых цен на нефть продолжается. Цена на нефть упала до 22 – 30 долларов за баррель.  


Однако, сильно огорчаться от этого не надо. Если вам достался лимон, то из лимона надо сделать лимонад. Хотя, от падения цен на сырую нефть некоторые отрасли экономики, конечно же, пострадают, другие отрасли экономики от этого могут выиграть.

Властям давно надо было понять, что сидеть на нефтяной игле глупо и опасно. Стрекоза тоже все лето гуляла, пела и плясала, но после лета обязательно приходит зима. А к зиме надо готовиться заблаговременно. Экономику надо было развивать тогда, когда цены на нефть были высокие.

Очевидно было и то, что цены на нефть не могли оставаться вечно высокими. Поэтому в России необходимо было инвестировать и в другие сектора экономики, т.е. заниматься диверсификацией экономики.

В 2019 году Россия добывала около 11,2 млн. баррелей нефти ежедневно, а стоимость нефти составляла около 450…500 долларов за тонну (55….65 долларов за баррель), ежедневные доходы 600…700 млн. долларов, а доходы за 2019 год, согласно официальным данным, около 240 млрд. долларов США.

При падении цен на нефть до 25…30 долларов за баррель, то есть более чем в два раза, валовые ежедневные доходы от экспорта нефти могут упасть до 275…330 млн. долларов или же до 100…120 млрд. долларов за год.

Россия может потерять порядка 120…140 млрд. долларов США в год или же по курсу 1 : 80 порядка 9…11 трлн. рублей ежегодно. Это весьма значительная сумма, однако такие убытки пережить можно. Придется, вероятно, переводить экономику на кейнсианскую модель развития. Например, заняться строительством дорог, тем более, нефть и нефтепродукты, битум используются для производства асфальта, и с падаением цен на нефть может подешеветь и битум.


В России еще остались асфальтобетонные заводы, но их явно недостаточно. В каждом регионе должны бы быть асфальтобетонные заводы, ведь в России, особенно в регионах, дороги не ремонтируются годами и десятилетиями!

Для справки.  С развитием нефтеперерабатывающей промышленности стала возможной замена природного битума (иудеской смолы) продуктами перегонки (крекинга) нефти. Производство асфальта, несмотря на кажущуюся простоту, достаточно сложный технологический процесс, требующий качественных технических решений и строгого соблюдения технологических режимов.

В основе производства смеси лежит процесс обволакивания природного камня определенной фракции (щебня) битумом. При добавлении минеральной присадки (бетона) создается асфальтобетонная смесь, из которой получается другой тип покрытия. Бетон добавляется в виде раствора или в виде измельченных отходов бетонного производства. О важности соблюдения технических условий производства говорит приведение ГОСТа 9128-2009 в соответствии с европейскими стандартами и обязательное применение его семью государствами СНГ.

Кстати, во времена Великой депрессии 30-х годов прошлого века США решали проблему безработицы в частности за счет строительства дорог и шоссе. Почему бы не заняться строительством дорог и в России? При этом решалась бы частично проблема безработицы, нефтяная промышленность бы смогла получить дополнительный рынок сбыта своей продукции, и при этом в России появились бы современные дороги.

ИМХО

Может ли туризм вытянуть экономику Марий Эл?

По итогам 2016 года Марий Эл заняла 15 место среди всех регионов страны по количеству туристов, посетивших республику.

По словам Маркелова, туристическая отрасль будет стимулировать развитие экономики республики. «Все очень просто, — пояснил глава Марий Эл. — Туристы должны где-то ночевать, должны заправлять свои автомобили, должны где-то обедать, должны приобретать какие-то сувениры. Вот вам, пожалуйста. Это и есть приток. Смотрите, Европа живет за счет туристов. Представляете, допустим, город Венеция. Там 10 млн туристов в год. Ночуют, покупают сувениры, обедают, покупают какие-то предметы утвари, одежду. Это же приток».
Однако, при всем оптимизме губернатора Марий Эл, правда заключается в том, что доля туризма в ВВП стран Европы не так высока.


Так, например, по данным Eurostat, доля туризма в ВВП Испании составляет всего лишь 5,3%, и в этом секторе занято всего лишь 2,7% от всего трудоспособного населения страны.

В Италии доля туризма в ВВП страны составляет 3,2%, а занятость в этом секторе составляет 3,8% от общего числа занятых в экономике.

В Греции вклад туризма в ВВП составляет 6,7%, а занятость менее 9% от общей занятости в экономике страны.

Общий вклад туризма в ВВП Германии в 2015 году составлял 8,9%.

Несмотря на то, что данные по туризму отличаются в разных странах, они сходятся в одном – доля туризма в ВВП стран Европы и доля занятых в этом секторе экономики не превышает 5 – 10 процентов, а значит, благосостояние европейцев создается еще и за счет других секторов экономики - как правило, наукоемких отраслей экономики (машиностроение, химическая промышленность, электроника и т.д.).

Правда заключается еще и в том, что бизнес, ориентированный на туризм в странах Европы, развивался экстенсивно на протяжении многих десятилетий, главным образом, за счет частных инвестиций.

Государство же в Европе занималось главным образом промышленностью, наукой и высокотехнологическими отраслями экономики, то есть теми секторами экономики, вклад которых в ВВП весьма значителен и исчисляется десятками процентов.


И именно поэтому без улыбки невозможно слушать и смотреть на губернатора, который всерьез призывает заниматься отраслью экономики (туризмом), доля которого в ВВП многих развитых стран не является определяющей, а фактически - второстепенной.

Именно это же доказывает и практика. Несмотря на то, что республика оказалась в числе лидеров туристического бизнеса России, налоговые отчисления этого сектора экономики в региональный бюджет, вероятно, не позволяют сбалансировать основной финансовый документ республики Марий Эл, государственный долг республики растет экспоненциально, а работники бюджетной сферы получают значительно меньше, чем их коллеги в других регионах.

Не там ищет клад губернатор, не там ловит рыбу, и вкладывается не в те сектора экономики…

ИМХО