gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Lenta.ru: Пассажир из девяностых

Что показала видеозапись общения и.о. главы Марий Эл Леонида Маркелова с народом.
Выступление главы Марий Эл перед жителями села Шимшурга заставило по-новому взглянуть на предшествующую пятнадцатилетнюю деятельность Леонида Маркелова на этом посту. Похоже, опыт девяностых, едва ли уместный в нынешней политической жизни, в некоторых регионах изжит не до конца.
«Меня так плохо первый раз принимают. У меня нигде так не было, чтобы ворчали, ворчали, рычали. Везде спасибо говорят. Ну, наверное, мне тоже стоит повернуться к вам тем местом, каким вы ко мне повернулись, да? Закрыть все и уехать, и дорогу раскопать. Не верите, что я раскопаю дорогу? И будете три года ждать».
Видео с такими речами и.о. главы Марий Эл Леонида Маркелова, произнесенными им в конце августа на открытии фельдшерско-акушерского пункта в селе Шимшурга (маятник оптимизации качнулся в обратную сторону: теперь на месте закрытых ФАПов стараются строить новые), получило широкое распространение только в эти дни. Отношение федерального центра к реликтовым формам политического поведения на местах выразил Дмитрий Песков, пресс-секретарь главы государства. Отметив, что в администрации президента «аккумулируют и анализируют информацию, которая поступает», чиновник подчеркнул, что о существовании ролика из Шимшурги узнал от журналистов, и пообещал посмотреть запись. Чуть позже Песков дипломатично заметил: «Трудно однозначно сказать, насколько он (ролик — прим. «Ленты.ру») достоверен, но, наверное, достоверен. …Я не стал бы комментировать».
В самом происшествии Леонид Маркелов винит предвыборные технологии конкурентов из КПРФ. «У меня в республике и больницы, и школы, и детские сады, — заявил Леонид Маркелов "Газете.ру". — Коммунисты все это видят, поэтому их запись — провокация. Я ведь ее не смотрел — у меня времени и сил на это нет. Может, там мою моську подфотошопили — я ж не знаю. Да я ж не помню каждое слово, которое говорил две недели назад! И я не сказал, что задом повернусь. Я, может, сказал, что точку зрения поверну. Просто, еще раз говорю, люди застеснялись, а я пошутил. Они оживились».


Видимо, почти двадцать лет назад — в 1996 году, когда ранее распределенный в республиканские органы военной прокуратуры московский юрист Маркелов впервые пошел на выборы главы Марий Эл — агитаторы за Леонида Игоревича тоже работали в юмористическом жанре. «Обстановка в республике крайне напряженная, — писала Галина Старовойтова, в то время депутат Госдумы РФ. — Сторонники Маркелова ездят по деревням и угрожают сжечь деревню, если она проголосует против него». Шутки оценены не были, и те выборы Леонид Маркелов проиграл. С тем, чтобы победить в 2000 году — и более не покидать главное республиканское кресло в последующие пятнадцать лет. Либо выигрывая выборы, либо переназначаясь, либо — как сейчас — вновь возвращаясь к необходимости пройти через голосование, удивляя собственных избирателей и остальную Россию.За пятнадцать маркеловских лет в Марий Эл произошло многое. Что-то — вполне в духе девяностых, вроде изгнания из республиканских типографий пятнадцати изданий вольнолюбивого толка. Другие события привлекли внимание Европарламента, в 2005 году принявшего резолюцию «О нарушениях прав человека и демократии в Республике Марий Эл Российской Федерации». Там, помимо прочего, констатировалось: «Правительство Марий Эл угрожает закрыть школы в тех областях, где большинство голосов на президентских выборах было подано за оппозиционного кандидата, и принудило около десятка директоров школ в этих областях подать заявления об уходе с работы; представители марийского меньшинства сталкиваются со значительными трудностями в получении образования на своем родном языке, поскольку на марийском языке не имеется ни среднего, ни высшего образования, а выпуск учебников на марийском в последние годы сильно сокращен». В остальном же Марий Эл исправно идет в ряду национальных республик Приволжского федерального округа — территорий, зачастую известных, скорее, исконным своеобразием, нежели экономическими успехами и достатком граждан.
«Хотим Марий Эл в своеобразный Техас превратить, чтобы продукция Республики Марий Эл в порядке импортозамещения была на всех прилавках во всех регионах России, что мы сегодня и делаем. И мы к этому, самое главное, готовы», — докладывал Леонид Маркелов президенту России в ноябре 2014 года. С другой стороны, глава республики явно тяготеет к старой Европе. Свою любовь к Италии и европейской культуре в целом он воплотил в центре Йошкар-Олы, где прописались причудливые копии дворцов Венеции и Флоренции, домов Брюгге и палат Московского Кремля. «Мне хочется, чтобы Марий Эл походила на эпоху Возрождения, и здесь бы происходило свое возрождение искусств, традиций меценатства», — заявил Леонид Маркелов три года назад на открытии в Йошкар-Оле памятника Лоренцо Медичи. Правда, копии от оригиналов крайне далеки, зато выглядит, как и положено всему в вотчине «пассажира из девяностых», богато.



Итак, в случае с Маркеловым можно наблюдать обычный губернаторский набор выходца из девяностых, чувствующего себя самодержавным князьком на территории, — набор, несколько неожиданный для второго десятилетия XXI века. В данный комплект, сочетающий своеобычные амбиции и возможности их осуществлять, следует внести как любовь к исторической архитектурной реконструкции, так и вдруг проявившуюся тягу к скандальным высказываниям, затмевающим все остальное.
Возможно, центр не помешает руководителям территорий множить громкие ошибки, особенно во время первых за долгое время избирательных кампаний. Остается, однако, лишь гадать, когда, каким образом и кому именно из глав регионов придется за эти ошибки заплатить.


Юрий Васильев

Оригинал здесь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments