gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Category:

Йошкаролинцы смотрят репортажи землячки на «Россия 24». Как она «попала в телевизор»?

Однажды в нашу редакцию пришла десятиклассница Дина Иванова со своей мамой. Она скромно, но очень уверенно сказала: «Я хотела бы поступить в МГИМО на факультет международной журналистики. Для этого мне необходимо опубликовать несколько материалов в вашей газете».
Сказать, что мы привыкли к такому обращению, было бы неправдой. Но девочка была такой искрящейся, такой уверенной в себе и при этом доброжелательной, что иронизировать по поводу ее воздушных замков нам не захотелось. Напротив, появилось желание больше узнать о Дине.
Папа - водитель, мама – бухгалтер. Закончила десятый класс. Учится в лицее «Синяя птица», и ей там очень нравится. Музыкальная школа по классу скрипки. Одиннадцатый класс будет заканчивать в США, поскольку стала победительницей республиканской языковой олимпиады и получила право год учиться в Штатах по программе обмена школьников.
Следует отметить, что природное обаяние Дины и ее чувство юмора сразу сделали нас ее сторонниками в деле, которое, как мы тогда считали, оставалось совершенно нереальным.
МГИМО! Международная журналистика! Туда поступают дети дипломатов и министров, изучающие английский в живой языковой среде. Девочка из Йошкар-Олы – в МГИМО? Да еще без победы в «Умниках и умницах», возможно ли?
Конечно, мы согласились опубликовать материалы, которые Дина Иванова обещала нам присылать из-за океана. Тем более что писать она попробует о том, что ее будет окружать ежедневно. О буднях американских школьников: как общаются друг с другом, как тусуются, что делают, когда родители их не видят, и вообще обо всем, что может быть интересно нашему читателю.
Несколько месяцев после ее отъезда в США мы не получали о ней никаких сведений. Что ж, возможно, сменились приоритеты... Трудности адаптации... Но однажды на электронную почту редакции пришло письмо, которое мы сначала приняли за нелепую шифровку - русские слова латиницей. Оказалось, что в американской семье, где жила Дина, компьютерная клавиатура была только с латинским шрифтом, возможности русифицировать текст не было. Так и писала она весь учебный год свои замечательные заметки латинскими буквами. Редактор «МК» в Марий Эл» Анастасия Петрова скрупулезно дешифрировала тексты, и мы радовались все вместе, что у Дины все получается и, при этом, совсем неплохо!
Конечно, трудно представить, как шестнадцатилетняя девушка живет в семье, где ни слова не говорят и не понимают по-русски, изучает школьные предметы на английском языке. Это очень нелегко. Но насколько же хорошо усвоился неизвестный ранее словарный запас по математике, физике, истории и вообще по всем дисциплинам, если Дина сдала выпускные экзамены лучше всех в этой американской школе! Вернувшись в Россию как раз к ЕГЭ, Дина сдала экзамены заново и тоже блестяще, получив сто баллов по русскому языку. Кстати, она сама убеждена, что только тот, кто хорошо знает русский язык, может хорошо овладеть иностранным. Сегодня она свободно владеет английским, немецким и французским.
Когда Дина уезжала в Москву, она взяла с собой, возможно, главное оружие в борьбе за место на факультете международной журналистики – свои замечательные статьи, опубликованные в нашей газете. Следует отметить, что редакция не изменяла ничего в ее текстах, кроме разве порядка нескольких слов или пары запятых.
Как и следовало ожидать, отсев при поступлении в МГИМО был неумолимо жестоким. Но результаты ЕГЭ Дины были очень высокими, и английский после года погружения в англоязычную среду (ни слова по-русски!) - безупречен. И, как из рукава, появляется козырный туз - шесть статей в «Московском комсомольце» в Марий Эл»! Реплика члена приемной комиссии, просмотревшего ее публикации: «Девушка, а зачем вам учиться на журфаке, вы - уже готовый журналист!».
Позже Дина говорила: в МГИМО сложно поступить, но и заниматься можно спокойно. Никто не мешает учиться, не пытается «завалить». На одном курсе учились дети известных политиков и журналистов. Знакомые всей стране люди преподавали различные дисциплины. И если в бытовом плане первокурснице из Йошкар-Олы первое время было тяжело, то с учебой, наоборот, все складывалось хорошо. Мама Дания Нурулловна, болея за единственную дочь, до сих пор помнит точные даты, когда дочь сдавала экзамены, когда заселилась в общежитие... Помнит, как в первые месяцы Дина скучала по дому, без слов плакала в телефонную трубку и будто только и ждала, чтобы мама сказала: «Ну, приезжай…» Но мама этого не сказала. Успокаивала себя мыслями о том, что раз Дина так хочет вернуться, значит, в Йошкар-Оле, с родителями, ей было по-настоящему хорошо. В конце концов она освоилась в Москве. Училась на отлично и закончила институт с красным дипломом.
Беседуя с Данией Нурулловной, мы невольно поражались ее целеустремленной и самоотверженной любви к дочери. Если б ради будущих успехов Дины потребовалось свернуть горы, мама свернула бы наверняка. В «Синей птице» ее до сих пор считают своей, а когда она рассказывает про то, как там «у нее в школе», незнакомые люди думают, что она – учитель. Не мешая дочери принимать самостоятельные решения, Дания и Олег Ивановы эти решения поддерживают со всей своей энергией. А энергии у Ивановых на десятерых хватит!
Еще в 1995 году родители увидели сюжет на местном телевидении о гимназии «Синяя птица» и решили, что после детсада отдадут Дину только туда. И до сих пор убеждены, что выбрали правильно. Эта школа дала детям многое. Развила фантазию, помогла поверить в свои силы. После первого тура вступительных испытаний (уже тогда для поступления маленьким детям требовалось преодолеть двойной барьер!) Татьяна Иштрикова, чье имя сегодня носит учебное заведение, сказала Ивановым, что хочет, чтобы девочка училась здесь. Татьяна Вячеславовна умела видеть и собирать таланты! И с первого же года учебы мама старалась таланты дочери проявить и развить. Спорт, шахматы, музыка… А Дина со своей стороны оправдывала ожидания. Получила разряд по шахматам. На скрипке играла так, что учительница – преподаватель колледжа культуры и искусств им. Палантая Надежда Николаевна Ачкасова отдала ей собственную вторую скрипку с надеждой убедить ее поступить в училище, а впоследствии в консерваторию. Так семь лет они втроем и проходили в музыкальную школу: Дина, мама и «вторая» скрипка. А уехав в США, Дина взяла там скрипку в прокат и настолько проникновенно играла «Аве Мария» в церкви, куда ее приглашали «приемные родители», что приход решил выплачивать ей пусть и небольшие, но все-таки денежки. Ноты этого прекрасного произведения факсом из школы прислала мама.
- Музыкальное образование всем детям необходимо, - убеждена Дания Иванова. – Дине оно и сейчас помогает в работе. Она часто делает репортажи из известнейших концертных залов, и мне хорошо заметно, насколько помогает знание этой кухни изнутри.
Правда, после девятого класса Дина заявила своей преподавательнице, что не будет продолжать учебу, не поступит в музыкальный колледж и не ставит целью дальнейшее образование в консерватории. Учительница расстроилась страшно. Такой талант пропадет! Но ведь у нее были и другие таланты. Уже тогда Дина больше всего хотела работать на телевидении. И говорила, что предпочла бы не играть, а слушать, как играют другие, и писать об этом.
Работать Дина начала на втором курсе. Вела колонку «На мой взгляд» в газете «Москвичка»,. Потом стала корреспондентом телеканала «Культура». Как и положено будущему журналисту-международнику, уже на старших курсах летала с редакционными заданиями за рубеж, колесила по России. В 2010-м перешла с «Культуры» на «Россию 24», тоже корреспондентом. Похоже, вот такая, «полевая» журналистика ее захватила, и стало понятно: это – ее призвание. Дине нравится работать в бешеном темпе, когда не знаешь, куда отправят завтра, на какую тему придется снимать следующий репортаж.
Вот только родителей она старается от подробностей оградить. Даже о начале работы на ТВ не сразу рассказала. Получилась почти детективная история.
- У нас с Диной был один счет на двоих, - рассказывает Дания Нурулловна. – Я здесь клала деньги, она в Москве снимала. И вдруг на счете и без моей помощи начали появляться достаточно крупные для меня, по крайней мере, суммы. Ну, я и попросила кассира банка посмотреть, откуда перечисление. Оказалось, с телеканала «Культура». Тогда я стала чаще этот канал смотреть. Вот так и узнала, что Дина там работает. Потом Дина перешла на «Россию 24», и теперь этот канал у нас дома вещает круглые сутки.
Летом прошлого года в интернет сети появилась новость: в Киеве на корреспондента телеканала «Россия 24» Дину Иванову объявлена охота. Один из пользователей фейсбука просил своих читателей вычислить, откуда Дина выходит в эфир, и выгнать ее оттуда: «Ее репортажи оскверняют Украину, ее граждан и тех, кто отдал свои жизни за Украину». На сайтах, перепостивших новость, тут же начались войны комментаторов. Кто-то призывал выбрасывать из окон всех российских журналистов, работающих в Украине, кто-то сразу начал ругать политиков. А кто-то интересовался: «А что она не так рассказывает? Смотрел ее репортажи много раз и даже удивлялся вполне нейтральному стилю. Да она вообще никого не славит, как я замечал. В основном про жизнь в Киеве рассказывает». После того, как несколько раз были довольно жесткие разборки с журналистами, не разделяющими взгляды майдана, репортажи с улицы Дина вела с микрофоном без логотипа «Россия». Работать в разгоряченной, часто безумной толпе с российским микрофоном – самоубийство. Почти ежедневно бригада меняла место ночлега. Опасность была реальной. В Киев Дину отправляли дважды. Около трех недель она провела в столице Украины летом и больше месяца – осенью, во время выборов. Родители и звонить ей боялись, а когда звонила она, ограничивались ничего не значащими вопросами о здоровье и питании. О сложностях, опасностях, превратностях труда журналиста-телевизионщика родители могут лишь догадываться самостоятельно.
- Говорит, что по ночам из квартиры не выходит, не надо нам за нее беспокоиться. А я однажды вернулась из гостей в два ночи, включила телевизор – а Дина ведет прямой эфир из центра Киева в годовщину майдана!
Журналистов отправляют в командировку за актуальными новостями, ради которых даже молодым девушкам-корреспонденткам приходится жертвовать комфортом, рисковать здоровьем, а подчас и жизнью. В этом – суть их труда. Если они к этому не готовы, то на новостном канале им делать нечего. Дина работает на «России 24» пятый год. Она – профессионал. Но разве родителям от этого легче? Им приходится что-то отвечать на многочисленные вопросы знакомых, которые тоже видят Дину на телеэкранах, и гадать о том, где она сейчас, трудно ли ей.
- Я иногда представляю, как бы было, если б Дина вернулась в Йошкар-Олу, - говорит Дания Нурулловна. - Жила бы в родном доме, я б ей обеды готовила. Была бы сыта, здорова и в безопасности, да и мы спокойны. Но была бы она счастлива? Сейчас, хоть и нет пока своего дома, хоть работает сутками, неделями без отдыха, но я вижу, что ей это очень нравится. По ее репортажам заметно, что она свою работу любит. Именно потому и выкладывается на двести процентов. Работа тележурналиста для Дины – удовольствие. И это главное для нее и для нас.

Валерий Басин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments