gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Юрий Ерофеев: Для чего федеральным чиновникам баллотироваться в Госсобрание Марий Эл?

Разумеется, будучи вдали от происходящих событий, сопровождающих начавшуюся в Марий Эл избирательную кампанию по выборам депутатов регионального законодательного органа, трудно представить ее во всей полноте. Думаю, до дня единого голосования по стране (14 сентября) мы сможем с помощью интернета и финно-угорских сайтов более подробно отследить эту ситуацию, а значит, узнать итоговые размышления, которые, какими бы ни оказались, будут иметь важное значение для республики, особенно с точки зрения возможного изменения конфигурации местной власти или ее сохранения в нынешнем виде.
Выборы покажут, состоятельны ли наши ожидания или люди, отнесенные в определенный час к так называемому избирательному электорату, остались в основной массе так же аполитичными, аморфными, равнодушными, не верящими в то, что имеется шанс для полной или частичной замены правящей элиты в Республике как политического класса?
Безусловно, что-то и может измениться с точки зрения притока в законодательный орган новых лиц, способных хотя бы сдвинуть с места или растопить своей энергией маркеловский айсберг, повысить роль Госсобрания в контроле за исполнительной властью и т.д. Но нынешний глава РМЭ, несомненно, капитально подготовился к грязным избирательным кампаниям, расставляя силы на решающих участках.


Сегодня в условиях меняющейся общей стратегии в стране  и разворота ее руководства на новые ориентиры развития, получая при этом впервые мощную поддержку практически всех главных политических игроков, конечно, будет усиливаться влияние на остроту избирательных баталий со стороны ведущих региональных отделений КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России», а также иных вновь образованных партий.
Но проблема в том, что в зомбированном состоянии, без встречных прогрессивных движений изнутри, продолжают оставаться единороссы-мухинцы, для которых образ русского медведя (эмблема «ЕР»), находящегося в привычной политической спячке, как нельзя лучше отражает их поведение. В таком же эмбриональном состоянии находится и отделение ОНФ. Именно они и будут всячески тормозить развитие поступательного общественного процесса в республике, обеспечивая любой ценой победу Маркелова – своего наставника, воспитателя и кормильца, чтобы сохранить его во главе власти и дальше.
Парадоксально, но при этом раскладе–пасьянсе по-новому сфокусировалась фигура Натальи Леонидовны Дементьевой – члена Совета Федерации от Госсобрания РМЭ, которой ровно через год исполнится 70 лет, и которая на примере Марий Эл решила непосредственно проверить эффективность срабатывания нового федерального закона от 30.06.2014 г. «О внесении изменений в статью 2 ФЗ «О порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации», согласно которому, скажем, Н.Л. Дементьева и А.П. Торшин могут теоретически сохраниться в «палате регионов» при существующем законодательном праве и лояльности к Кремлю до скончания века, поскольку верхний предел возрастного ценза для сенаторов вообще не установлен.
И каждый из них, несмотря на наличие земельных наделов вместе с супругами (Дементьевы – 2 участка площадью 2876  кв. м.; Торшины – 6 участков площадью 4300 кв. м. по состоянию на апрель 2013 г.) вряд ли захочет сосредоточиться на поливах огородных грядок, как некоторые «умники» предлагают мне, забывая, что я все-таки выполняю общественный долг, будучи избранным в руководящие органы землячества и ассоциации.
Законодатели и, прежде всего, члены Совета Федерации максимально позаботились о себе, исключив из окончательного текста нового закона, естественно, в своих интересах, предложения о введении нормы оседлости для претендентов в верхнюю палату, занимающих в реальности или замещавших в прошлом государственные должности федерального и регионального значения. Этим, кстати, пытается воспользоваться и Н.Л. Дементьева.
Не потребуется ценз оседлости (5 лет постоянного проживания на территории избрания или 20 лет по совокупности) для кандидатов, желающих обрести полномочия члена Совета Федерации, ранее проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, таможни, наркоконтроле в регионе будущего избрания. Это в полной мере касается и тех, кто выдвигается от исполнительной власти субъекта РФ.
Единственное, что может затруднить прохождение в Совет Федерации от заксобраний – это обязательное наличие регионального депутатства. Поэтому наша уважаемая Наталья Леонидовна решилась, согласовав свое желание с теми, от кого это зависит, баллотироваться в Госсобрание РМЭ по списку регионального отделения партии «Единая Россия» по Юринскому избирательному округу.
Я хорошо знаю данный округ и когда-то даже был уполномоченным представителем ЦИК республики в нем. Район всегда был проблемным, но особенно много забот появилось после затопления значительной его части «Чебоксарским морем».
Кстати, нависшая угроза сохраняется до сих пор, нервируя проживающее население. Далее, в трудном положении находится и судьба памятника архитектуры 18 века – т.н. «Шереметьевского замка», одной из главных достопримечательностей во всем Поволжье. Район сам по себе дотационный, лесной, не аграрный. И я искренне желаю Наталье Леонидовне, в случае успешного одоления избирательного пути, активно задействовать свой лоббистский потенциал на федеральном уровне для решения здесь перечисленных и других вопросов.
Но анализируя ее логику при выборе территории возможного избрания, я ловлю себя на мысли: а только ли это привлекло внимание Дементьевой к Юринскому району? Дело в том, что люди здесь послушные, управляемые. В повестке дня тут нет национального вопроса, поскольку испокон веков, а точнее, после победных походов Ивана Грозного на Казань и Астрахань, вся округа левобережья в устье реки Ветлуги была заселена русским населением. Поэтому расчет сделан на то, что необходимые проценты голосов будут обеспечены в отличие от других районов, где избиратели могут задать неудобные и неприятные вопросы.
Однако, признаться, я не ожидал такого поворота событий. Мне казалось, что этим сентябрем завершится 3500-дневная или почти 10-летняя парламентская вахта Н.Л. Дементьевой в роли сенатора, к тому же еще заполненная в обязательном порядке работой в профильных комитетах и постоянных комиссиях. Как известно, в последнее время Наталья Леонидовна, благодаря настойчивости Л. Маркелова и Ю. Минакова, путем организации «нужных встреч и консультаций», как она сама выражается, смогла специализироваться в Совете Федерации на бюджетных отношениях и финансовых рынках, хотя ранее (до укрупнения комитетов) занималась молодежными и спортивными делами, а также информационной политикой, обеспечивая вето в СМИ для критики мариэловского руководства.
Так долго, о чем свидетельствует ее биографическая справка, Н.Л. Дементьева, будучи на госслужбе, нигде не засиживалась, за исключением разве что директорства во главе Музея истории города Санкт-Петербурга (1987-1998 г.г.), откуда и началась в ельцинскую пору ее сногсшибательная карьера в качестве министра культуры РФ после замены на этом посту Е.Ю. Сидорова, в прошлом ректора Литературного института им. Горького, который, покидая свою должность, с горечью признался, что «не смог доказать, что культура выгодна государству».
Правда, спустя год такая же участь постигла и саму Дементьеву. На смену ей пришел доктор наук В.К. Егоров – уроженец Чувашии, выпускник Казанского госуниверситета, прошедший школу ЦК ВЛКСМ и аппаратной работы, в том числе в качестве одного из помощников генсека М. Горбачева. Могу сказать больше, Владимир Константинович в течение почти месяца (май 1974 г.) находился в нашей Республике, помогая нам успешно отчитаться перед бюро ЦК комсомола в порядке одобрения деятельности областной молодежной организации.
Впрочем, тогда Наталья Леонидовна осталась в ранге замминистра, находясь в этой роли до конца 2004 года, завершив ее уже при М.Е. Швыдком.
Последующий 2005-ый год, совпавший с 60-летием со дня рождения, явился для Дементьевой новым рубежом, определившим очередную главную веху в ее судьбе.
Ее земляки, в частности, питерское лобби в Совете Федерации под руководством С.М. Миронова с позволения администрации В.В. Путина подыскали Дементьевой «тепленькое» местечко в высшем законодательном и представительном органе страны, часто именуемом по образцу советского прошлого «палатой старейшин», куда пристраивали тех, кто уже выработал свой потенциал.
К тому же это совпало и с окончанием 4-летнего срока полномочий выдвиженца от Госсобрания РМЭ Ильи Вадимовича Ломакина-Румянцева, коренного москвича, пришедшего в Совет Федерации в марте 2001 г. в рядах маркеловской команды первого призыва.
Любопытно, что до Совфеда Ломакин-Румянцев являлся членом Совета директоров ОАО «Росгосстрах», а Леонид Игоревич числился там зам. генерального директора, хотя, как сообщает Википедия, ни кабинета, ни самой должности как таковой, ни его деятельности в данном качестве обнаружить не удалось.
Я тоже не стал утруждать себя выяснением обстоятельств расставания Л. Маркелова со своим бывшим сенаторским протеже. Но лично мне по итогам встреч с последним показалось, что здесь присутствует и своего рода психологическая нестыковка между ними.
На мой взгляд, Ломакин-Румянцев – натура цельная, основательная, высокопрофессиональная, что подтверждается его солидным послужным списком, включая работу в правительственном аппарате. Маркелову же нужно было не сотрудничество, а прислужничество и угодничество.
Ему комфортнее находиться среди тех, кто слаб духом, характером, беспринципен и готов беспрекословно выполнять его волю. Поэтому Леониду Игоревичу, по существу, так и не удалось сплотить вокруг себя людей высоко порядочных, умных, образованных, уважаемых народом. Его команда, скажем, по сравнению с никоновской порой – это ширпотреб.
То есть, лично мне Илья Вадимович, безусловно, приглянулся своей обстоятельностью, обходительностью и обязательностью, в том числе, и в выполнении некоторых просьб нашего землячества. У меня даже тогда сложилось впечатление, что он чувствует некую вину за незаслуженное обладание парламентским креслом по причине отсутствия кровных связей с республикой и марийским народом. С уходом с Дмитровки, 26 Ломакин-Румянцев не затерялся в бойкой и шустрой номенклатурной толпе нулевых годов, достойно возглавив федеральную службу страхового надзора.
Чего не скажешь про Наталью Леонидовну. Она сразу же отказалась от всяческих контактов с землячеством, высокомерно игнорируя нас и демонстрируя как бы пренебрежение с высоты занимаемого положения.
Единственно, кого она признает, хотя больше для видимости, так это Андрея Яковлевича Эшпая, стараясь по указке Маркелова замкнуть его на себя, поскольку сам глава Республики ни разу не соизволил встретиться и лично познакомиться с композитором или хотя бы раз позвонить ему по телефону.
В любом случае – это наглядный пример и оценка фактической нравственной себестоимости тех, кто так или иначе олицетворяет сегодняшнюю власть РМЭ как на региональном, так и на федеральном уровне.
Естественно, совсем иначе предстает Наталья Леонидовна перед Л.И. Маркеловым, рассыпаясь в признательных словах за поддержку в работе и за свое функциональное закрепление в бюджетном Комитете Совета Федерации, а также перед Ю.А. Минаковым – председателем Госсобрания РМЭ, пользующимся, по ее словам, большим авторитетом в «палате регионов».
Восхищается она и деятельностью мариэловского правительства, которое, по ее мнению, всегда честно и вовремя сдает отчеты и от которого на любой вопрос можно получить грамотное заключение и замечательно подготовленные материалы.
О своей работе в Комитете по бюджету и финансовым рынкам Дементьева сообщает, что она входит в состав Комиссии по совершенствованию межбюджетных отношений, где «в постоянных и сложных битвах» решается судьба субсидий и обеспечивается выравнивание финансовых аппетитов.
Примечательна фраза из выступления на заседании Госсобрания пусть и двухгодичной давности на сей счет: «Существуют средние, небольшие компактные области и республики, хорошо работающие, но постоянно находящиеся как бы в тени областей и республик-доноров и тех, кто вечно не добирает до нужного уровня».
Этим самым сенаторша дает понять, что ее деятельность является одной из важнейших, и чтобы хорошо работающее правительство РМЭ достойно оценивалось и не затмевалось теми, кто выступает в качестве вечных просителей государственной  финансовой помощи, на что, относительно РМЭ, как говорится, надо еще посмотреть.
А чем тогда занимается сенатор А. Торшин – призванный представлять непосредственно исполнительную власть Марий Эл во главе с Л. Маркеловым в Совете Федерации? Не подменяет ли Н. Дементьева его прямое предназначение, делегированное председателем правительства Республики? И зачем РМЭ содержать пусть и из федеральной казны такого парламентария, должностной заработок которого составляет более 2 млн. рублей в год, коль ему абсолютно некогда заниматься марийским краем, ибо он является членом Национального антитеррористического Комитета, членом антинаркотического Комитета, членом Комиссии при президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории, членом Комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа, зампредом парламентского Собрания Союза Беларуси и России, и, наконец, членом попечительского Совета Федерации практической стрельбы и пожизненным членом Национальной стрелковой ассоциации США, о чем в интернете достаточно подробно уже отражено?
Не зря его называют «сенатором на все руки». В самом же Совете Федерации Александру Порфирьевичу предоставили щадящую миссию быть всего лишь членом Комитета по регламенту и организации парламентской деятельности при наличии немалого количества сотрудников аппарата.
В этом случае, как некоторые скажут, нам остается только гордиться своими представителями в Совете Федерации. А гордятся ли они нами?
Имея таких авторитетных покровителей во власти, Республика за последние годы не провела в российской столице ни одного значительного общественного и культурного мероприятия, в том числе, связанного с 450-летием вхождения марийских земель в состав Российского государства или, скажем, с проведением в Москве с участием данных лиц традиционного национального праздника «Пеледыш пайрем» и т.д.
Должен признаться, что я даже не раз допускал мысль, что, возможно, Маркелов, Торшин, Дементьева просто стыдятся афишировать себя в увязке с Марий Эл, потому что, во-первых, являются для Республики случайными людьми, а во-вторых, возможно боятся замарать свой имиджевый лоск связью с инородцами, а тем более, публично пропагандировать их достижения в различных сферах нациестроительства?
А вот воспользоваться представительскими функциями и правами марийского народа, получившего государственность в форме автономии, а затем и Республики, они горазды в полной мере, полагая, что этого они заслужили, будучи избранными либо законно назначенными.
Если к ним еще добавить А. Моклакова – руководителя постпредства в Москве, выходца из Тамбовской губернии, то получится, что уроженцам и жителям самой Марий Эл, независимо от этнического происхождения, фактически закрыта дорога в верхние эшелоны федеральной власти, где национальные кадры могли бы проходить школу профессиональной, управленческой подготовки с перспективой возвращения через некоторое время обратно в Республику на руководящие посты.
Для этого с подачи А. Казимова – директора МарНИИЯЛИ устами директора Института этнологии и археологии Академии наук РФ В. Тишкова – уроженца Свердловской области, была озвучена доктринальная точка зрения – «В республике есть радикально настроенная марийская интеллигенция, которая претендует на бОльшую власть и представительство, чем это позволяют ее демографические и политические ресурсы, а также реальная поддержка избирателей»?  
Выше цинизма и не придумаешь! Будто бы без Маркелова, Торшина, Дементьевой, Моклакова, Комиссарова, Шемякина и других «варягов» в самой Республике нет достойных людей?!! Такого диссонансного положения, граничащего с дискриминацией по факту, думаю, на сегодняшний день нет на практике ни в одной из российских национальных республик.
То, что «Единая Россия» вернула в Госдуму вместо Шемякина Л. Яковлеву, лишний раз подтверждает не только правильность самой постановки вопроса, но и некоторую результативность нашего постоянного обращения к данной кадровой проблеме.
Завершая свои позднелетние рассуждения вокруг заголовка статьи, хочу обратить внимание еще на одну важную особенность служебных функций сенатора Дементьевой. Дело в том, что она наделена полномочиями члена Совета Федерации по воле законодательного органа – Госсобрания РМЭ для работы в главном законодательном органе страны, чтобы заниматься, прежде всего, законотворческими делами. В этом и кроется ее основное отличие от А. Торшина – направленца исполнительной власти РМЭ.
Но ни в одном выступлении Натальи Леонидовны перед республиканскими депутатами, ни в иных материалах, имеющихся на интернет-сайтах Совета Федерации, Госсобрания РМЭ, к сожалению, я не обнаружил ее личную или совместную с ней коллегиальную деятельность, связанную с подготовкой новых законодательных актов или с внесением поправок, дополнений к существующему федеральному законодательству.
Эта работа крайне сложная, требующая юридической, экономической, политической и т.д. эрудиции, а также умения писать тексты законов. То есть, одно дело - заниматься лоббированием интересов РМЭ на федеральном уровне, общаться по работе с марийскими министрами, участвовать в межпарламентских мероприятиях в стране и за рубежом, встречаться с музейными, творческими коллективами Республики и т.д. Но совсем иное дело – учиться самой и учить местных депутатов искусству законотворчества.
Это я говорю не голословно, а на примере своей прошлой работы на общественных началах в качестве члена Экспертного совета Комитетов Госдумы и Совета Федерации.
Направляя своего человека в высший законодательный орган страны, Госсобрание Республики должно знать, а способен ли он плодотворно работать именно как законодатель в Совете Федерации? Кстати, в поступившем (единственном) вопросе к Дементьевой по результатам ее деятельности со стороны депутата Госсобрания Марий Эл В.В. Севастьянова как раз сквозила идея использования правовой поддержки при решении острой, критической ситуации с инкурабельными (неизлечимыми) детьми, которых в ту пору только в Марий Эл насчитывалось более 250 человек.
Но вместо того чтобы предложить известному врачу-депутату поработать совместно над поправками в федеральное законодательство в сфере здравоохранения, который уже дважды письменно обращался на эту тему к самой В.И. Матвиенко, не получив от нее никакого ответа, Н.Л. Дементьева стала пространно разъяснять имеющиеся трудности, естественно, не удовлетворив нашего парламентария.
А отсутствие вопросов к ней натолкнуло меня на мысль о том, что отношение депутатов Госсобрания к Дементьевой формируется не столько в плане ее максимальной загрузки заботами об избирателях, сколько желанием особо не утруждать «слугу народа». Поэтому и отчет Натальи Леонидовны я бы назвал малопроблемным, неглубоким, не позволяющим затронуть острые моменты, вскрыть нерешенные задачи. Проще говоря, он имел поверхностный, популистский, чисто формальный информационный характер.
Иначе бы к ней было гораздо больше вопросов и предложений, а возможно, и критики. В таком тепличном и привилегированном положении члену Совета Федерации можно работать долго, пока не надоест, и пока избиратели не поймут, не созреют, что власть относится к ним без должного уважения.
Конечно, у Дементьевой и самой могла бы проснуться совесть. Зачем ей занимать «чужое» место, поскольку в Республике есть более полезные и подходящие для этой работы люди, тем более, когда годами наблюдается засилье «варягов» - больших мастеров говорить от имени Марий Эл.
Вместо того чтобы как русскому интеллигенту открыть дорогу во власть до самого верха выходцам из марийского края, включая достойных представителей титульной нации, бывший министр культуры страны и обладательница высокого звания петербурженки продолжает находиться в плену личных интересов и выгод, в частности, надеясь, возможно, встретить свой очередной «энный» юбилей в лучах вселенской славы, формируя у простых людей не любовь, а сословное противостояние, позволяя при этом утверждаться во мнении – «значит им можно все». Но когда-то этому может наступить и конец.
В данной истории, безусловно, присутствует и немалый интерес к Н.Л. Дементьевой со стороны Л. И. Маркелова, по причине того, что она вхожа в круг людей, приближенных к В.В. Путину. А это означает, что в этом плане Наталья Леонидовна крайне необходима Леониду Игоревичу, причем, гораздо больше Торшина, особенно в период грядущего подбора нового или сохранения прежнего главы РМЭ.
P.S. Конечно, некоторые читатели встанут на защиту Натальи Леонидовны и будут упрекать меня самого в неинтеллигентности, грубости поступка. Но избирательная процедура – это составная часть политической суровой борьбы. И здесь нет привилегий, коль претендент на звание народного избранника и потенциального сенатора от Марий Эл добровольно включился в данный процесс независимо от гендерных и возрастных поблажек. И как в этом случае говорят: к самой Н.Л. Дементьевой, как к человеку и гражданину ничего плохого не имею и не желаю. Более того, приглашаю ее вступить в качестве полноправного члена в ряды нашей земляческой организации в Москве.
Юрий Ерофеев
Оригинал здесь

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments