gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Про социальное жилье и активные действия за рамками полномочий

В Горномарийском районном суде Республики Ма­рий Эл рассматривается уголовное дело в отноше­нии чиновника, в силу своих должностных полномочий обязанного свято чтить закон. Но, то ли закон какой-то не такой, то ли чиновник...

Озерки - деревня на левом берегу Волги, напротив Козьмодемьянска, районного центра Горномарийского района. В со­циальном плане эта деревня похожа на любые нормальные деревни что Чувашии, что всей России. Никакая она в соци­альном плане. И все-таки социальное жилье там выделяют. Получила такое жилье и Татьяна Григорьева, проживавшая в старом деревянном трехквартирном бараке с просевшей крышей. Только вот беда - жить в этом жилье ни имеется никакой возможности.

Квартиры Татьяне и еще пяти се­мьям выделили в здании бывшего детского сада, помещения которого были переделаны под жилье. Садик в начале 2006 года продали пред­принимателю по фамилии Быков. А в 2008 году вышел закон о переселении граждан из ветхого аварийного жи­лья. Деньги на эту затею выделялись федеральные - республика спускала определенную сумму в муниципаль­ные образования, администрация должна была распорядиться сред­ствами и переселить граждан из вет­хого жилья.

Переселение состоялось летом 2009 года. На радостях новоселы не сразу поняли, что не все так хорошо, как кажется. Чего уж хорошего в за­мазанных бетоном стенах на кухне и в ванной... Не было плит, ванн, ракови­на существовала только на кухне. Зато место под туалет было выделено чуть ли не на территории зала. Из всех благ цивилизации - электричество и вода. Отсутствовали вентиляция и вытяж­ка. Линолеум был постелен на голую плитку, отчего от пола веяло стужей. Пришлось Татьяне своими силами разбираться с полом - снимать лино­леум и подкладывать под него ДСП. А когда пришли холода и температура в помещениях начала опускаться ниже 18 градусов, прогревание Татьяной квартиры стало делом бесполезным: потолки высокие, соседей рядом нет, значит, комнаты за стеной - холод­ные.

На централизованное отопление, предусмотренное проектом, «реконструкторы» не расщедрились, вместо этого обеспечили шесть социальных квартир электрическим отоплением в виде масляных радиаторов. Зимой 2009-го стена в ванной комнате от та­кого отопления покрывалась инеем, в подвале лопнули «реконструирован­ные» трубы, а заодно с ними и уни­таз. Все затопило, система отопления разморозилась. Татьяна была вынуж­дена снять квартиру. Ушли из этого социального блага и другие жильцы. Например, женщина с тремя несо­вершеннолетними детьми - на соседнюю пилораму, видимо, условия там оказались более пригодными для проживания, чем в предоставленных социальных апартаментах.

Где деньги, Зин?

Татьяна обратилась в прокуратуру с требованием предоставить другую квартиру. В прокуратуре объяснили, что это непростой процесс - сначала надо отказаться от выделенного социального жилья, а потом встать в очередь. Та­кая перспектива оптимизма в Татьяну не вселила: а вдруг вообще без ниче­го останется? Поэтому суд вынес ре­шение о ремонте - заменить оконные рамы, отремонтировать систему ото­пления, фундамент, сделать ремонт в подвале, подъезде. Ремонт делают до сих пор. Установили котел, работаю­щий на твердом топливе, то есть на дровах, которые надо подкидывать постоянно по причине маленького объема этого самого котла.

Хорошенькое дело! Человека пе­реселили из ветхого жилого фонда. Куда? По документам - вроде бы в социальное жилье. В реальности - в чуть менее ветхое, чем родной трех­квартирный барак с просевшей кры­шей. Сделано это было на целевые средства.

Тогда на что ушли два с лишним фе­деральных миллиона? На переплани­ровку и на вот такой «ремонт» десяти квартир (шесть – социальное жилье, четыре - коммерческое)? Ответ на этот вопрос должен дать суд.

За однокомнатное жилье пло­щадью 40 кв. м, выделенную Татья­не, было заплачено 399 тыс. руб. В 2009 году в деревне Озерки на эти деньги можно было купить чуть ли не трехкомнатную квартиру. «Ну двухкомнатную-то уж точно», - гово­рит Татьяна.

Предъявлено обвинение

Первоначально уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленного лица. По мнению следствия, это неустановленное лицо совершило присвоение или растрату, использовав свое служебное положе­ние, да еще и в крупном размере (ст.160 ч. 3 УК РФ). С января по апрель 2009 года «должностными лицами ад­министрации Горномарийского райо­на с корыстной целью были растраче­ны бюджетные средства в сумме 2 211 742 рублей в рамках реализации Респуб­ликанской адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на приобретение не отвечающих требованиям благо­устройства и непригодных для про­живания 6 квартир в доме № 22 по улице Заволжская деревни Озерки».

В ходе предварительного расследо­вания было установлено, что при переводе нежилых помещений в жилые и при их последующем предоставлении нуждающимся должностными ли­цами администрации района «были совершены активные действия, явно выходящие за пределы возложенных должностных полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граж­дан, охраняемых законом интересов общества и государства». «Активные действия» за рамками полномочий повлекли за собой и тяжкие послед­ствия в виде материального ущерба в особо крупном размере - более двух миллионов рублей. По этому факту возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ ч. 3 п. «в» - превышение долж­ностных полномочий.

Предварительное расследование показало, что к совершению преступ­ления причастен глава администра­ции Горномарийского района Леонид Кубеков, 15 декабря 2011 года ему было предъявлено обвинение в со­вершении преступлений по упомяну­тым статьям Уголовного кодекса РФ.

О реальности и условности

Скоро уже год, как идет процесс. За это время суд на время отстранял Кубекова от должности. Он получил даже административное взыскание в виде штрафа, заявлял отвод пред­седательствующему судье, позволял себе высказывания, которые призна­ны судом клеветническими. Можно даже предположить, что чиновник пытался оказать на суд давление. Словом, все в «лучших традициях» правящей партии, считающей, види­мо, независимость и самостоятель­ность каждой ветви власти условным понятием.

Но у суда есть свои понятия об условности и реальности. Например, максимальное наказание по статьям, которые инкриминируют главе адми­нистрации района, - реальное лише­ние свободы на срок до 10 лет.

А Татьяна уже более двух реальных лет живет на частных квартирах, со­циальное жилье для нее приобрете­но также на реальные федеральные деньги. Есть ли перспектива реально­го срока для обвиняемого? Или дело будет закрыто в связи с отсутствием состава преступления? Если перспектива осуществится, «социальное жилье» ему будет предоставлено по всем правилам. Очередное судебное заседание назначено на 5 декабря 2012 г.

Оригинал статьи здесь

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments