gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Глава Марийской Республики намерен превратить ее в Голландию и Монако одновременно

На минувшей неделе в Йошкар-Оле взяли и поставили памятник Рембрандту, голландскому живописцу, мастеру светотени. Если бы это событие произошло, скажем, в Тюмени или Вышнем Волочке, мы немного удивились бы. Какое, мол, отношение имеет Харменс ван Рейн Рембрандт, уроженец Лейдена, к этим российским городам? В случае же с Йошкар-Олой удивления нет.
 Удивиться можно лишь тому, что поздновато появился там этот бронзовый живописец и график. График массовой установки памятников в столице Марийской Республики предусмотрел фигуру Рембрандта (возле здания Федерального казначейства) лишь после скульптурной пары — князя Монако Ренье III и его супруги актрисы Грейс Келли (возле загса).
Что же связывает человека с берегов Старого Рейна с городом на берегу Малой Кокшаги? Может, тайно побывав в Йошкар-Оле, Рембрандт подсмотрел здесь сюжет с возвращением блудного сына (с работой и зарплатой тут и сейчас неважно, местные жители нередко надолго куда-то уезжают, и хорошо, если возвращаются)? Но это вряд ли. Во времена Рембрандта Йошкар-Ола еще звалась Царевококшайском и была лишь военной крепостью, а картины о стрельцах Рембрандт вроде бы не писал. Что же получается? «Утро стрелецкой казни» написал Суриков, а памятник поставили Рембрандту?
Нет, бронзовый Рембрандт — не самозванец на гранитном постаменте. «Рембрандт, я считаю, талантливей, чем Маркс и чем Энгельс», — заявил в местном телеэфире глава республики Леонид Маркелов. И тут не поспоришь. «Капитал» мог написать всякий, а письма Каутскому — если не всякий, то любой, у кого нашлись бы почтовая бумага и конверты.
Из витиеватых пояснений Маркелова можно понять, что заказчиком скульптуры является он сам, и Рембрандт — лишь часть голландской экспансии. Улица, отведенная для памятника художнику, будет называться Амстердам. «Видели, — спрашивает Леонид Игоревич, — четыре дома построены в голландском стиле?»
Есть объяснение и увековеченным в Йошкар-Оле полтора года назад Ренье Третьему и Грейс Келли.
«Грейс Келли и принц Монако Ренье III — это образец супружеской пары, — сказал на церемонии открытия памятника Леонид Маркелов. — В жизни надо на кого-то равняться, брать пример. На свете нет места знаменитее Монако. Эта супружеская пара развивала свое государство. Я хочу, чтобы Йошкар-Ола стала таким же Монако».
 Что ж, у богатых, как известно, свои причуды. Только богатым тут можно назвать самого Маркелова, а никак не возглавляемую им 12 лет республику. Марий Эл — безнадежно дотационный регион. По показателю «Социально-экономическое положение субъектов РФ» она занимает 71-е место. Не Монако, однако.
«Какая надобность возникла у руководства города в новом памятнике за восемь миллионов рублей? Чье больное воображение опять выкинуло бюджетные деньги на ветер?» — вопрошал по поводу «образца супружеской пары» Общественно-политический портал Республики Марий Эл «Гражданская оборона». Впрочем, бюджетные ли это деньги, никто не сообщает. Местный журналист, пресс-секретарь отделения ЛДПР Михаил Павлов сказал «Новой газете», что этот вопрос не раз задавали Леониду Маркелову, но тот от ответа уклоняется. При этом один из блогеров выудил-таки с сайта госзакупок стоимость некоторых ранее установленных скульптур. Например, памятник святым благоверным князю Петру и княгине Февронии — 9 962 797 рублей, памятник императрице Елизавете Петровне — 9 889 541 рубль...
С какой стати в Йошкар-Оле поставили памятник императрице, которая тут даже не бывала? И это объяснимо. На открытии конной скульптуры говорилось, что для периода царствования Елизаветы Петровны была характерна общественная и политическая стабильность (ну, прямо как у нас сейчас). Понятно, в речах пришлось пренебречь тем фактом, что Елизавета Петровна пришла к власти в результате переворота и отправила сначала в ссылку, а потом на всю жизнь в одиночную камеру Шлиссельбургской крепости годовалого наследника престола Ивана VI. Обошлись без упоминания о казнокрадстве ее фаворитов. Никто не вспомнил короткий стих о ней Алексея Константиновича Толстого, в котором снова есть что-то узнаваемое: «Веселая царица/Была Елисавет:/Поет и веселится,/Порядка только нет».
Как ни странно, не прочитал свои стихи и Леонид Маркелов, который на открытии памятников этой возможности обычно не упускает. Так, год назад на открытии в Йошкар-Оле скульптурной композиции под названием «Синьор Флоренции Лоренцо ди Пьеро де Медичи Великолепный»… Нет, вы не тронулись рассудком, уважаемый читатель. Вы успокойтесь, смиритесь с тем, что не понимаете высоких замыслов региональных руководителей, и читайте дальше. Так вот, на открытии памятника синьору Лоренцо Леонид Игоревич прочитал свои стихи, в которых, в частности, прозвучало: «Лоренцо Медичи — встречайте./Банкир, известный меценат./И он, конечно, виноват,/Что на правительственном сайте/Марийской аномалии/Сегодня можем наблюдать величие Италии».
Что тут скажешь? Кому-то покажется, что аномалия действительно налицо. Но свежеустановленный Рембрандт с кистью в руке, надо полагать, не последний неожиданный памятник, к которому понесут цветы благодарные жители Марий Эл. Власть думает о них, ничего для них не жалеет и шлет своеобразные подарки и приветы. Как говорится, наше вам с кисточкой.
Борис Бронштейн, http://www.novayagazeta.ru/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments