gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Абдулатипов: людям нужно вернуть истинные идеалы

Стали известны новые подробности взрыва в Волгограде, в результате которого шесть человек погибли и более 40 получили ранения.

Имя Наиды Асияловой — предполагаемой террористки-смертницы — прозвучало уже в первые часы после теракта и не сходило с первых полос газет. Но вот с сообщниками все не так однозначно. Первоначально сообщалось о причастности к теракту мужа Асияловой, сына русского подполковника Дмитрия Соколова, уроженца Красноярска, жившего в подмосковном Долгопрудном, который уехал в Дагестан, где примкнул к местному бандподполью и членам "махачкалинской группировки" Казанбиеву и Омарову. Однако теперь Следственный комитет говорит, что Асиялова действовала одна, что, впрочем, только относительно выводит за скобки тему ее гражданского мужа. И еще одна важная деталь: оказывается, слежку за смертницей спецслужбы установили за несколько месяцев до теракта, надеясь через нее выйти на более крупных участников бандподполья.  Глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов рассказал "Вестям в субботу" о воспитании молодого поколения дагестанцов в духе настоящих мусульманских ценностей.

- Рамазан Гаджимурадович, нам суждено обсудить непростые вопросы. Один из них — про смертницу-дагестанку. Есть несколько версий, по одной из которых не она пришла к радикальным исламистам, а ее привел к ним гражданский муж — русский по национальности.  По другой версии, все ровно наоборот. Что вам известно об этом?

- Думаю, что ее туда привел дьявол, потому что нормальный человек этим заниматься не будет. Это большой позор для Дагестана. К сожалению, Дагестан живет в подобной ситуации около двадцати лет. Дагестанцы страдают все эти годы, но переносят все это мужественно. Не хотелось бы, чтобы мы приносили страдания и другим. Когда я позвонил губернатору Волгоградской области на следующий день утром, я  сказал ему: "Сергей Анатольевич, дорогой, наступило время, когда я не могу вам сказать "доброе утро". Это наша общая трагедия, и я думаю, что надо наводить порядок прежде всего в Дагестане, чтобы не было таких "выбросов" по всей территории Российской Федерации, чтобы не давать повода никому засомневаться в жизнеспособности нашего государства, в единстве нашего народа".

- Не только в мусульманской среде, но иной раз и в христианской слышно, как молодые люди начинают "сползать" в  фундаментализм. И совершенно неважно, христианский он, исламский или иудейский, — от фундаменталистов хорошего ждать  не приходится. К сожалению, действительно в случае с Дагестаном вы чаще с этим сталкиваетесь. Когда вы видите, что близкий вам человек или просто знакомый, начинает  туда "сползать", как можно отговорить его, какие аргументы можно использовать?

 — Когда у меня спрашивают о причинах разного рода конфликтов в Москве и в других регионах, я говорю, что главная причина — это то, что развернулась жесточайшая борьба между культурой и невежеством. К сожалению, мы все эти годы в большей степени воспроизводим невежество, вместо того чтобы воспроизводить культуру. Мы все время воспроизводим зло, вместо того чтобы воспроизводить добро. Многие молодые люди уходят от нас в сферу лжи, зла, ненависти, безобразия. Поэтому самое главное, что школа и вуз проигрывают сегодня многим формальным и неформальным объединениям разного толка. Мы себя называем "россиянами".  Мы — граждане России прежде всего, а потом уже, наверное, по своей культуре, традициям, мы — люди разных национальностей. Поэтому самое главная задача, о которой говорил и президент в Уфе, —  формирование гражданского патриотизма. Нам надо подняться на другой уровень осознания свой роли, своей миссии и своего места в родном Отечестве. Если мы не поднимемся, мы будем все ниже и ниже опускаться, тем самым унижая свой род, свой народ, свою веру, свою страну.

- Видно, как очень неприятно и больно вам обо всем этом рассуждать, тем не менее, когда происходят такие теракты, проходят считаные часы, и удается идентифицировать смертника или смертницу. Есть паспортные данные, известно, где она жила. В данном случае речь идет не о Дагестане, а о Центральной России, Москве. Какова роль дагестанской диаспоры? Получается, ей дела нет, потому что человек жил на виду, о нем было много известно до этого теракта, но никто его остановил на раннем этапе. Наверное, это все-таки вина диаспоры?

- Организованные диаспоры есть и в Москве, и в Волгограде. У нас достаточно сильная диаспора. Дагестанец даже работает министром правительства Волгоградской области. Но дело в том, что до недавнего времени у нас не было общих принципов, общих подходов к организации этой работы. Дагестан оказался в ситуации, когда он по всем показателям — на последних местах в Российской Федерации, кроме теневой экономики, кроме терроризма. По этим двум признакам мы — на первых местах. Но мы пытаемся изменить эту ситуацию. Я уже говорил, что кроме ФСБ никто целенаправленно не занимается антитеррористической борьбой, антиэкстремистской работой. Нам надо возвращать своих людей на почву нашей культуры, наших идеалов. Многие ищут национальную идею. Наша национальная идея — это русская культура. На этой основе мы можем победить невежество,  фанатизм. Мы должны победить, потому что мы — просвещенный народ.

- После 70 лет официального государственного атеизма, когда возник интерес к религии, и православных священников, и муфтиев начали готовить, извините за странное сравнение, как летчиков в Великую Отечественную, когда старшими сержантами после одного полета выпускали в бой. Государство и Церковь у нас отделены друг от друга по Конституции, тем не менее, что сделать, чтобы способствовать появлению хорошего корпуса грамотных православных священников или исламских священнослужителей, которые останавливали бы сползание молодежи к вульгарной интерпретации и христианства, и ислама?

- Вопрос очень точный. Государство отделено от Церкви, но я всегда говорю: разве государство может быть отделено от верующих? Это граждане Российской Федерации. Надо заботиться о состоянии их веры,  культуры. Еще в 1999 году мы с Евгением Максимовичем Примаковым планировали открытие Российского исламского университета в Москве, чтобы наши граждане-мусульмане могли получить там одновременно и светское, и духовное образование. Я готовил все документы для этого.

- А не в Саудовской Аравии или в Египте?

- К сожалению, мы начали направлять в разного рода не очень благополучные мусульманские учебные заведения в разных странах наших граждан. Поэтому сейчас, после моего прихода к власти в республике, мы вместе с муфтиятом  Дагестана  проводим аттестацию всех имамов мечетей и преподавателей всех исламских учебных заведений. Я обращаюсь к родителям: верните своих детей из исламских учебных заведений, находящихся в достаточно неблагополучных странах. В Дагестане необходимо открывать современный исламский университет, где работали бы выдающиеся ученые, специалисты, чтобы ребята получали современное гуманитарное образование и одновременно теологическое.  Православные еще занимались этим. Кроме того, в православии есть определенная вертикаль власти. В мусульманской умме нужно наводить порядок. И когда недавно я встречался с салафитами и тарикатистами различных течений мусульман, которые есть в Дагестане, я, обращаясь к ним, говорил: у нас на всех один Аллах, один пророк, нам всем отпущен Священный Коран, так по какому поводу мы спорим?! А спорим мы только о собственных амбициях и собственном невежестве, вместо того чтобы заниматься верой. Такую работу мы проводим в Дагестане.

Сергей Брилев, источник: vesti.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments