May 18th, 2021

18 мая - день Балтийского флота. С праздником!


День Балтийского флота (или День Балтийского флота ВМФ России, День рождения Балтийского флота ВМФ России) — российский праздник, ежегодно отмечаемый 18 мая в честь состоявшей 7 (18) мая 1703 года в ходе Северной войны первой победы российского флота: в тот день гребной лодочной флотилией с солдатами Преображенского и Семёновского полков под командованием Петра I в устье Невы были атакованы и захвачены два шведских военных судна.

Праздник установлен приказом Главнокомандующего ВМФ России адмиралом флота Феликса Громова № 253, от 15 июля 1996 года, «О введении годовых праздников и профессиональных дней по специальности».

Бесчеловечная (фашистская) логика феминизма: патриарх, дети и депутатка «Единой России»

Недавно патриарх Кирилл предложил женщинам, не готовым воспитывать своих детей и думающих об аборте, всё же не убивать своих детей. А родив, отдать их Церкви.

Незамедлительно со своим ответным комментарием выступила одиозная депутатка от «Единой России» Оксана Пушкина, суть которого была выражена многократно заезженной феминисткой глупостью: мол, «женщина — не инкубатор» и вправе делать со своими нерождёнными младенцами всё, что ей заблагорассудится.

Эта оскорбительная для миллионов матерей и отцов убийственная глупость была подкреплена в этот раз ещё и утверждением, что «рождение в результате нежеланной беременности влечет за собой повышенный риск негативного психосоциального развития и слабого психического здоровья детей».

Женщинам безоговорочно предлагается становиться детоубийцами, «освещая» абортирование естественным гендерным правом, если они не хотят становиться матерями (на феминистском языке «инкубатором»).

Безумие внерелигиозного сознания бесчеловечно жестоко: «не хочешь рожать — убей». Вот и «наука» услужливо говорит о «повышенном риске» родов при «нежелательной беременности». Не задумывайся, отдайся в руки абортмахеров. Они решат все твои проблемы, да ещё и за государственный счёт…

Но ведь если можно убить беззащитного и бесправного (по нашим законам) ещё нерождённого ребенка (ведь умственная деятельность у него ещё в зачаточном состоянии), то эту «гуманистическую» логику легко распространить и на инвалидов, и на стариков. Да-да, этот этап бесчеловечности у нас ещё впереди.

Но если сегодня победит «логика» Пушкиной и прочих ей подобных, то завтра, став старикам, нас будут абсолютно «законно», хотя и принудительно утилизировать. С такими темпами расчеловечивания очень быстро придут к мысли, что общество не только имеет право, но и должно избавляться от «ненужного человеческого балласта», не приносящего ему материальных дивидендов. На «выживших из ума» пенсионеров или «слабоумных» инвалидов посчитают «не разумным» тратиться материально, душевно, эмоционально. Затратно. Не разумно. Не выгодно. Не приятно.

А услужливая же «наука» легко оправдает, что человек не только в утробе матери ещё не является полноценным, но и с наступлением старости «теряет» это гордое звание, и общество во имя «высшей справедливости» для большинства, должно лишать его права на жизнь.

Одно утешает, что если такое общество окончательно сформируется в этой своей бесчеловечной «разумности» и «справедливости», то будет не так же долговечно как СССР, ежегодно убивавший по 5-6 миллионов младенцев и во многом стыдившийся своих инвалидов.

В очередной раз убеждаешься, что в нравственном отношении между либералами и социалистами нет существенной разницы. И те, и другие вскормлены одним идеологическим «молоком» протагоровского материализма: «человек мера всех вещей» и всё относительно, в том числе, и нравственность.

Сама Оксана Пушкина великолепный пример безнравственности. Многие годы проповедуя борьбу с насилием в семье, сама являла пример бесчувственной злобы в отношении своего ребенка.

В одном интервью, отвечая на вопрос применяла ли она к своему ребёнку логику «насилия», Пушкина призналась в следующем: «Я пыталась… В Америке же бить детей нельзя [«набиралась ума» в 1993–1997 годах, живя в США] . Но иногда… Я сказала, что мы с тобою русские, и Америка с её законами не очень существует в этом плане. Я помню, что когда однажды я его пыталась… просто… чуть не убила… Он молчал. И чем больше я его м… [руками показывает, как порола сына]. Вот я орала, когда меня били, и они прекращали. А он молчал».

За что же «правозащитница» порола своего сына? Оказывается: «Он не делал уроки. Он смотрел компьютер. Он не выходил вовремя кушать. Тогда я выносила еду и говорила: “Ты будешь сейчас есть суп, который я тебе приготовила”. Любимый, с фрикадельками. Он говорит: “Подожди полчаса”. Суп стынет. И я выливала ему суп на голову»…

В нашем мире, нравственно почти полностью перевёрнутом с ног на голову, можно с большой долей успеха отыскивать в политиках их же пороки. Они сами на них указывают своей деятельностью. Если занимаются борьбой с коррупцией, то чаще всего сами являются коррупционерами, если же приватизируют себе тему «насилия», то почти наверняка в своей жизни «выливали горячие супы» своим детям на голову или вроде того…

«Человек как мера всех вещей» только звучит гордо, на самом же деле это чрезвычайно заниженная нравственная планка для общества, которая и приводит ко всем эгоистическим преступлениям современности: абортам, революциям и прочим социально «хорошим смертям» (эвтаназиям).

Но есть и хорошие новости. Говорят, нравственно и политически токсичная Оксана Пушкина решила больше не баллотироваться в Государственную Думу. Если это действительно так, то слава Богу!

Если же по каким-то причинам она передумает, то необходимо всячески помочь этой депутатке распрощаться с политикой, высказывая в адрес её бесчеловечной позиции каждый раз, своё гражданское неприятие.

С другой стороны, сколько у нас во власти, в культуре, в образовании ещё остаётся людей, совесть которых как молью изъедена всеми этими гуманистическими благоглупостями, которые они почитают политическим благоразумием и социальным здравомыслием?

Можно сколько угодно спорить с тем, существует или нет у христианства свой политический и социальный идеал. Но совершенно точно можно утверждать, что если твёрдые христианские правила жизни не лежат в основании того или иного общества, то оно быстро становится неустойчиво, численно уменьшается и стремится к своей смерти, сначала нравственной, а затем и физической.

Бог создал людей свободными и всё нам позволительно, но не всё полезно. И этого правила никто не отменит для человеческих обществ.

Автор: М. Смолин

18 мая 1974 года Индия провела первое полномасштабное испытание атомного оружия

18 мая 1974 года в ходе операции "Улыбающийся Будда" в пустыне индийского штата Раджастхан было взорвано ядерное устройство индийской разработки. И только в 1998 году, после новой серии испытаний (операция "Шакти"), Индия официально объявила себя государством с ядерным оружием.

Восемнадцатого мая исполняется 47 лет со дня первого ядерного испытания, проведенного Индией. Операция "Улыбающийся Будда", в ходе которой в пустыне индийского штата Раджастхан было взорвано ядерное устройство собственной разработки, продемонстрировала миру, какой колоссальный шаг вперед сделала Индия в сфере науки и техники.
Тем не менее только в 1998 году после новой серии испытаний (операция "Шакти") Индия официально объявила себя государством с ядерным оружием. Сегодня эта страна, по данным открытых источников, имеет примерно около 100 ядерных боеголовок, а в ближайшем будущем может стать обладательницей "ядерной триады" (три вида доставки ядерных боеголовок — авиация, баллистические ракеты и атомные подводные ракетоносцы).

18 мая 1896 года в Москве произошла "Ходынская трагедия"

Ранним утром 18 мая 1896 года в Москве произошло страшное несчастье. Ходынское поле стало местом жуткой давки. В результате этого погибли тысячи человек. Точное количество пострадавших не известно по сей день, а цифры называются самые разные. По официальным данным министерства юстиции умерших насчитывалось 1389 человек, и 1301 человек получили увечья различной степени тяжести. Это кровавое событие вошло в историю как Ходынская трагедия.

Её причиной стала коронация императора Николая II 14 мая 1896 года. Провели её в Москве, а не Санкт-Петербурге, так как молодой царь не любил холодный и неуютный город на Неве. Первопрестольная же рассматривалась как город исконно русский и благочестивый. По случаю приезда государя Москва приняла праздничный вид. Покрасили фасады домов, вывесили государственные флаги, украсили улицы. Москвичи надели лучшие одежды, ведь коронация считалась всероссийским торжеством.

По повелению самодержца народу огласили Всемилостивейший манифест. По нему многие заключённые получили амнистию, а злостным неплательщикам простили долги. В стране было объявлено 3 выходных дня, что вызывало всеобщее ликование. Но царская милость не знала границ. Московский губернатор заявил, что на праздники планируются массовые народные гуляния на Ходынском поле, при этом люди абсолютно бесплатно получат царские подарки. Данное заявление народ воспринял с восторгом.

Московский губернатор назначил массовые гуляния на 18 мая. Планировалось, что в 14 часов на Ходынку прибудут государь с супругой и свитой. Для этого дела воздвигли специальный павильон. По краю поля установили 150 раскрашенных палаток. В них стали завозить царские подарки. Недалеко от палаток расставили ларьки с пивом, вином и закуской. Вся площадь, предназначенная для торжеств, занимала 1 кв. км и была обнесена невысоким забором.

Людей в первую очередь привлекали дармовые подарки. Все также хотели поглазеть на царя и царицу. Царица-то была не простая, а немецкая. Это ещё больше разжигало любопытство. Поэтому самые дальновидные граждане начали собираться на поле в вечернее время 17-го числа. В те годы майские вечера были холоднее нынешних, поэтому люди принесли с собой водку и закуску. Всю ночь они сидели под открытым небом и грелись проверенным народным способом. Впоследствии газетчики утверждали, что к утру 18-го числа на поле собралось не менее 500 тыс. человек.

Однако это были цветочки. Народ шёл нескончаемым потоком. Шли мужчины, женщины, дети. Все жаждали получить подарки. При этом кто-то пустил слух, что царские дары будут чрезвычайно богатыми. А дармовщинкой, как известно, никто не брезгует. Поэтому толпа состояла не только из крестьян и рабочих, но и из представителей среднего класса. В неё даже затесались купцы и промышленники.

В действительности же подарки не представляли собой ничего особенного. Всего их приготовили 400 тыс. В каждый положили сайку, кусок колбасы, несколько пряников, орехи, конфеты и эмалированную кружку с императорским вензелем.

Лишь только забрезжил рассвет 18 мая, люди начали скапливаться возле палаток с царскими дарами. Над полем стоял густой туман. Даже на близком расстоянии было невозможно различить лица людей. Те, кто провели ночь под открытым небом, имели уставший и измученный вид. Некоторые теряли сознание и падали на землю. Несколько человек умерло. Трупы поднимали на руках и по головам передавали на край поля. А некоторые покойники так и оставались в толпе, так как давка с каждой минутой увеличивалась.

С разных сторон начали раздаваться детский плач, женские вопли, крики, стоны. Но вырваться из толпы уже было невозможно. Она превратилась в огромную спрессованную массу. Полицейских насчитывалось 1800 человек. Они ничего не могли сделать с многотысячной толпой. Им оставалось только наблюдать со стороны за тем ужасом, который творился на поле.

Артельщики, сидящие в палатках, очень быстро осознали опасность, которая им грозит. Они решили как можно быстрее избавиться от товара и начали швырять подарочные кульки в толпу. Люди бросились за кульками. Тех, кто падал, тут же втаптывали в землю.

А дальше вообще начался кошмар. По толпе прошёл слух, что на краю поля разгружают и тут же раздают дорогие подарки. Весь народ хлынул туда. Затрещало и рухнуло деревянное ограждение. Люди шли, а если позволяло пространство, то бежали к краю поля. Многие падали в рвы и траншеи, которыми была изрыта земля. Упавшие уже не могли подняться. Их мгновенно втаптывали в почву тысячи ног. Гибли дети, женщины, мужчины.

О творящемся на Ходынке кошмаре доложили московскому начальству. К полю срочно направили поднятые по тревоге воинские пехотные и казацкие подразделения. А люди, тем временем, гибли сотнями. Тем, кому удавалось выбраться из толпы, смотрели на окружающий мир дикими глазами и не верили в своё спасение.

Солдатам с большим трудом удалось остановить движение огромных людских масс к Ходынке. После этого начали рассеивать толпу, сгрудившуюся на поле. Понадобились десятки телег, чтобы вывозить погибших и искалеченных. К концу дня 18 мая все московские больницы были забиты ранеными. Мёртвые тела свозили на Ваганьковское кладбище. На следующий день журналисты, видевшие горы трупов, говорили, что погибло не менее 5 тыс. человек.

Лишь к вечеру 18 мая Ходынское поле полностью очистили от людей. Но трупы собирали весь следующий день. Многие из них лежали в ямах присыпанные песком и землёй. На них страшно было смотреть. Раздавленные головы и тела детей, женщин, мужчин. Всё это смешалось с землёй, камнями, песком.

От государя ожидали, что он распорядится отменить все празднования, назначит специальную комиссию для расследования Ходынской трагедии, прикажет арестовать виновных и выразит москвичам соболезнование в связи с гибелью огромного числа своих подданных. Но этого не случилось. Вечером 18 мая празднование продолжалось в Кремле, а затем состоялся бал во французском посольстве. Его открыл сам император с женой французского посла.

А тем временем на Ваганьковское кладбище съезжались тысячи людей, чтобы найти среди трупов своих родственников. Кого-то забирали, но большую часть покойников похоронили на кладбище.

Императорская семья выделила из личных средств 90 тыс. рублей. Их раздали семьям погибших. За одного умершего давали 100 рублей. Некоторые семьи вообще не получили пособие.

Нашли и виновных. Ими оказались обер-полицмейстер Александр Власовский и его помощник. Власовского отправили на пенсию с годовым содержанием 3 тыс. рублей. Помощника уволили. На Ваганьковском кладбищ в том же году поставили памятник на братской могиле. А великого князя Сергея Александровича (сын Александра II), который был главным организатором праздника, прозвали "князем Ходынским". Так закончилась кровавая Ходынская трагедия.