January 11th, 2020

Фонд народонаселения ООН «озабочен» репродуктивными правами женщин

Фонд народонаселения ООН (ЮНФПА), сексуальные радикалы и проабортные организации пытаются навязать всему миру секспросвет, права "сексуальных меньшинств" и аборты, используя форум ООН ICPD+25, который пройдет в этом месяце в столице Кении Найроби.
Фонд народонаселения ООН (ЮНФПА) вместе с правительствами Кении и Дании проводит в Найроби (столице Кении) международную Конференцию по народонаселению и развитию (ICPD+25), посвященную 25-летию Каирской конференции ООН, где впервые на уровне ООН заговорили о контроле рождаемости посредством абортов.


Все годы, прошедшие со времени Каирской конференции, ЮНФПА навязывал всему миру методы контроля рождаемости и, среди них, «право на аборт». Саммит в Найроби посетят тысячи представителей различных правительств государств со всего мира. Планируется, что в заключение саммита представители государств формально одобрят документ, включающий двенадцать «обязательств», подготовленных организаторами заранее, без каких-либо переговоров и голосования.

Эти «обязательства», которые планируется одобрить от имени государств мира, предполагают следующее:
- Признание аборта «правом человека», одним из «сексуальных и репродуктивных прав и здоровья».
- Обеспечение доступа к контрацепции для несовершеннолетних детей.
- Сексуализацию детей посредством программ всеобъемлющего сексуального образования.
- Навязывание «прав ЛГБТ» («прав», связанных с «сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью»).
- Одобрение документов, подготовленных Институтом Гуттмахера – «исследовательским» отделом Международной Федерации Планирования Семьи, навязывающей всему миру «сексуальные права», секспросвет и аборты.


Конференция с такой скандальной повесткой проводится в Африке, где законы большинства стран запрещают или ограничивают аборты и гомосексуализм. Многие годы на африканские страны оказывается огромное давление с целью заставить их изменить свои нормы, но большинство стран Африки пока держатся.

ЮНФПА (Фонд народонаселения ООН) в союзе с богатыми международными антисемейными и проабортными группами, такими как Международная Федерация Планирование Семьи (МФПС) и американский Совет по информации и образованию в области сексуальности, постоянно финансово поддерживает пропаганду абортов и продвижение «всеобъемлющего сексуального образования». Конференция в Найроби станет живым воплощением их стремления навязать свою деструктивную идеологию.

87% жителей Кении, согласно исследованиям, выступают против абортов, и 90% - отрицательно относятся к гомосексуализму. Недавно верховный суд Кении еще раз подтвердил верность семейным ценностям, отказав в регистрации организации гомосексуалистов.

«Обязательства», которые планируется утвердить в результате конференции ICPD+25 в Найроби, никак не связаны с реальными целями развития, которые ставит перед собой народ, и с решением его реальных проблем. Населению нужны дороги, больницам не хватает оборудования, разрушаются школьные здания, в деревнях не хватает чистой питьевой воды, люди нуждаются в работе и т.п. Вместо этого фонд народонаселения ООН хочет навязать «право» на аборты и секспросвет.

Лоббисты законопроекта о семейно бытовом насилии вновь играют на эмоциях

    Перед обсуждением законопроекта о семейно-бытовом насилии в Государственной Думе, в средствах массовой информации стали появляться публикации на тему об убийствах мужьями своих жен.

       Вот, например, KAZANFIRST 10 января 2020 года опубликовала статью «Подруга зверски забитой мужем челнинки: Трехлетняя дочь пары показала, как он это сделал». Как следует из статьи, 37-летняя Юлия Козырева скончалась от страшных побоев.

       Теперь, оставив эмоции, рассмотрим факты. Андрей, муж Юлии Козыревой, был наркоманом с подросткового возраста, лечился от зависимости в казанской клинике, но прожить «трезвым» после этого смог лишь пару месяцев. Мужчина не раз нападал на людей: то с кулаками, то с отверткой, то с ножом. Его судили, он был в местах лишения свободы.
Юлии Козыревой предлагали уйти от возлюбленного, но она сама приняла решение остаться с таким мужем.
Позже, когда побои стали систематическими, Козырева попросту боялась уйти. Однажды Андрей отделался штрафом в 5 000 рублей. Несмотря на это, избиения не прекращались. С каждым разом травмы становились все страшнее….
С ее слов, за несколько дней до трагедии Андрей избил соседа. Тот оказался в больнице. Нападавшего задержали, но отпустили под подписку о невыезде. К тому времени Юлия начала говорить подруге, что хочет уйти от изувера, и надеялась заручиться поддержкой участкового. Сделать она это так и не успела. Накануне произошедшего Козырева написала подруге и заняла у нее 150 рублей. Это была их последняя переписка. Утром 1 декабря женщина не пришла на работу. Ее телефон был отключен. Фомина забила тревогу, так как ее приятельница, будучи даже с синяками, не прогуливала и всегда приступала к обязанностям.

Итак. Из статьи следует одно. Читателя плавно подводят к мысли о необходимости закона о профилактике семейно – бытового насилия.
В чем подвох?
Первое. Лоббисты законопроекта о СБН всегда пишут об избиениях или даже убийствах женщин мужьями, сопровождая свои публикации фотоматериалами, которые должны «всколыхнуть» общество. Однако тот законопроект, который они активно лоббируют, не регулирует такие случаи.
В статье 2 законопроекта черным по белому прописано «семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». А случаи избиения или тем более убийство подпадают под статьи уголовного кодекса, за что предусмотрен немалый срок.

Кроме того, устрашая читателей фактами физического насилия, и даже убийствами, в законопроекте вдруг появляются «психологическое насилие», «сексуальное насилие», и «экономическое насилие», ради которых, в общем-то, и лоббируется данный законопроект.


Второе. Причинами семейно-бытового насилия являются вполне конкретные проблемы. Это и жилищная проблема, когда семья из пяти-семи человек живет на тридцати «квадратах», это и безработица, это и низкий уровень доходов, это, в конце концов, алкоголь и наркомания и т.д. Причины социально-бытовых насилий, если и не исследованы, то можно провести более серьезные исследования этих проблемных вопросов. Так, самое интересное, лоббируемый законопроект не направлен и на решение этих проблемных вопросов.

Третье. И это самое интересное. Основой этого законопроекта неизменно являются так называемые НКО (это организационно-правовая форма позволяет минимизировать выплаты налогов государству, т.к. предполагается, что у НКО нет прибыли), и защитное предписание — документ, оформленный должностным лицом органа внутренних дел, определяющий меры защиты лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию.

Такая «бумажка», выданная должностным лицом, позволит выкинуть из жилья без суда и следствия даже законного владельца недвижимости.
Таким образом, публикации лоббистов законопроекта о семейно-бытовом насилии следует рассматривать не иначе, как манипулятивные, целью которых является попытка «протащить» антиконституционный закон.
ИМХО

ООН ежегодно выявляет около 90 миллионов «лишних» и «нежелательных» детей в развивающихся странах

Как отмечается в докладе ООН, со снижением рождаемости во всем мире за последние 20 лет, участие в трудовой деятельности женщин в возрасте 25–54 лет увеличилось почти во всех регионах (United Nations, 2014).

В странах с высокими показателями участия женщин в трудовой деятельности, возникающие в результате тенденции направлены в сторону снижения рождаемости, что частично обусловлено трудностями в обеспечении оптимального сочетания образовательных и карьерных устремлений с рождением детей и уходом за ними. В странах с высокой рождаемостью, особенно в наименее развитых странах, показатели вступления женщин в ряды рабочей силы в качестве наемных работников остаются низкими: 20 процентов в Южной Азии и 22 процента в странах Африки к югу от Сахары. Для женщин во всех странах беременность и воспитание ребенка могут означать исключение из рядов рабочей силы или снижение заработков. Упомянутые трудности еще больше возрастают для женщин, которые не имеют возможности принимать решения о том, стоит ли беременеть, когда и как часто. В целом, противозачаточные средства менее доступны для малообеспеченных, менее образованных женщин в сельской местности. Гендерное неравенство, гендерно обусловленная дискриминация и другие факторы мешают миллионам женщин получить доступ к современным методам контрацепции. Мужья или партнеры могут оказывать давление (сексуальное давление) на женщин, вынуждая их рожать детей как можно раньше и чаще.

Предвзятые поставщики услуг могут отказывать в противозачаточных средствах женщинам или подросткам, которые не состоят в браке и не живут в гражданском союзе. Другие поставщики могут считать, что решение об использовании противозачаточных средств должны принимать только мужчины. У женщин, не имеющих доступа к противозачаточным средствам или методу контрацепции по своему выбору, отмечаются более высокие показатели непреднамеренной беременности. По оценкам, в развивающихся странах ежегодно происходит 89 миллионов случаев непреднамеренной беременности (Guttmacher Institute, 2017).

Неудовлетворенный спрос на современные методы контрацепции выше всего среди малообеспеченных женщин. Быстро следующие друг за другом беременности могут помешать вступлению женщины в ряды оплачиваемой рабочей силы или пребыванию в них, либо ухудшить ее долгосрочные перспективы получения высокооплачиваемой работы.

12,8 миллиона девочек подросткового возраста в развивающихся странах сталкиваются с неудовлетворенным спросом на услуги в области планирования семьи (UNFPA, 2016a). Подростки, особенно не состоящие в браке и не живущие в гражданском союзе, сталкиваются с большим числом препятствий, чем взрослые, к получению противозачаточных средств из-за ограничительных законов и политики, обеспокоенности по поводу конфиденциальности или осуждения, связанного с началом половой жизни в раннем возрасте. Во многих развивающихся странах девочки-подростки зачастую вынуждены вступать в брак, обычно с мужчиной гораздо более старшего возраста. Разница в возрасте может означать, что девочки имеют меньше возможностей принимать решения об использовании противозачаточных средств.

По оценкам, в 2015 году имели место 14,5 миллиона родов среди подростков в 156 развивающихся странах. Роды в возрасте 19 лет или младше могут означать повышенные риски осложнений и материнской смертности.

Становясь родителями, подростки также вынуждены уйти из школы, не усвоив важные знания и навыки, и тем самым ухудшив свои возможности в плане будущего трудоустройства и потенциальных заработков. В случае высоких показателей числа родов в подростковом возрасте, как правило, отмечается более значительное гендерное неравенство в заработке, отмечается в докладе ООН.