March 22nd, 2014

"Пора отдавать долги деревне"

Агропромышленный комплекс может стать локомотивом, который вывезет страну на путь процветания, считает академик РАСХН.
- Владимир Васильевич, становление СССР как могучей державы начиналось с индустриализации. Благодаря ей мы одержали победу в Великой Отечественной. Что касается продовольствия, с ним в Союзе всегда были проблемы...
- Не надо забывать: та же индустриализация осуществлялась за счет деревни, ее человеческих, материальных ресурсов. В «закрома Родины» забирали все, что давали поля и фермы. Лишь постепенно появилась возможность отдавать ей долги. С 1965 по 1988 год сюда было направлено около триллиона рублей. Тех, полновесных, когда зерноуборочный комбайн стоил всего лишь 38 тысяч. Ежегодные инвестиции составляли около восьмидесяти миллиардов рублей.
На селе росли объемы производства. Была введена гарантированная оплата труда. Почти каждый второй труженик имел специальность механизатора, токаря, слесаря, а три четверти работающих – высшее и среднее образование. Широкое распространение получили научно–производственные объединения, которые оперативно внедряли на полях и фермах передовые технологии, перспективные сорта зерновых культур, высокопродуктивные породы скота.
- Если все складывалось так хорошо, то почему же оказалось все так плохо? Страна с преобладавшим сельским населением, стояла в очередях за мясом, колбасой.
- Многие политики, особенно «перестроечной волны», винят в этом колхозы и совхозы. Дескать «агрогулаги», «черная дыра», сколько ресурсов ни давай, все идет прахом. Сельхозпроизводство, действительно, не отвечало растущим потребностям общества. А поправить дело с помощью все новых финансовых вливаний было трудно.
- Почему?
- Причин много. Разбалансированность отраслей агропромышленного комплекса, несогласованность, подчас противоречивость их целей, неэквивалентный обмен между городом и деревней. С 1975 по 1986 год фондовооруженность АПК выросла в два с лишним раза, оплата труда – почти на семьдесят, а производительность – только на 35 процентов. Энергозатраты на тонну зерна, картофеля, овощей увеличились в полтора–два раза. В основном из-за дороговизны горючего, техники. В то же время качество последней не улучшалось. Скажем, кпд трактора ДТ-75 по сравнению с ДТ–54 повысился всего на три, а цена – на 65 процентов. Комбайна «Дон–1500», пришедшего на смену СК-4 - в 2,2 и 9,6 раза соответственно. Возникли те самые «ножницы», которые стригли сельскую экономику, не давали ей развиваться.
С приходом к власти Михаила Горбачева в системе управления АПК началась его перманентная перестройка. Агропромышленным производством последовательно управляли министерства и ведомства, комиссия Совета Министров, Госагропром СССР, снова комиссия… Из–за этой чехарды отрасль в течение нескольких лет оставалась, по сути, неуправляемой.
- Население раздражал дефицит продовольствия. «Колбасные» электрички из провинции в Москву породили немало горьких шуток и анекдотов.
- Однако в СССР потребление мясных, молочных продуктов на душу населения было примерно вдвое–втрое больше нынешнего. Другое дело, что предложение не успевало за спросом. В стране росла оплата труда. К 1987 году у рабочих и служащих она увеличилась по сравнению с 1970 годом на 66 процентов. Потребление мяса в расчете на одного человека – более чем на треть, молока – на одиннадцать процентов.
Дефицит во многом объяснялся относительно низкой стоимостью продуктов питания. Розничные цены оставались неизменными больше четверти века. В то же время покупательная способность, повторяю, росла. В 1965 году на приобретение десяти килограммов мяса человеку со средним достатком надо было затратить примерно двадцать процентов месячного оклада, а в 1987-м – меньше десяти процентов.
Разницу между фактическими затратами и ценой в магазине покрывало государство. Дотация на один килограмм говядины составляла три рубля, сливочного масла – 4,8 рубля, литра молока – восемнадцать копеек. Поставляя населению продукты питания на 120 миллиардов, страна затрачивала 160 миллиардов рублей. Это искажало действительную стоимость товара, деформировало структуру национального дохода. И, конечно, занижало показатели эффективности аграрной сферы.
Душевое потребление мяса колебалось от 31 килограмма в год в Узбекистане до 81 в Латвии и 86 килограммов в Эстонии. Молока, соответственно - от 155 до 416 и 434 килограммов. Поскольку вся эта продукция дотировалась государством, значит, где больше потребляли, там фактически население получало большую компенсацию. Выходило, что каждый житель Эстонии имел примерно на четыреста рублей - прежних, полновесных - больше, чем житель Узбекистана.
- Республики Прибалтики поставляли в общесоюзный фонд значительную долю продуктов животноводства. Это породило тогда у некоторых тамошних политиков споры о том, кто кого кормит.
- Как было на самом деле? Государство закупало зерно и выделяло республике, области. В частности, Эстонии - ежегодно 1,2-1,3 миллиона тонн концентрированных кормов. В существовавших международных ценах - на 180 миллионов рублей. За такие деньги можно было тогда купить по импорту около 190 тысяч тонн говядины или 280 тысяч тонн свинины. А сколько мяса давала стране Эстония? Всего 69 тысяч тонн. Зачем эти перевалки, расходы на транспорт. Лучше было закупать за рубежом не зерно для скота, а непосредственно мясо. Тогда избежали бы лишних трат.
Еще одна причина дефицита продовольствия – сокращение сельского населения, личного подсобного хозяйства. Только в Нечерноземной зоне России производство молока по этой причине уменьшилось на 2,5 миллиона тонн. Чтобы восполнить потерю, надо было бы завести 870 тысяч коров, приставить к ним 65 тысяч работников, затратить 2,5 миллиарда рублей на строительство ферм. Плюс корма для скота, зарплата животноводам.
Специалисты предлагали привести цены в соответствие с общественно необходимыми затратами. То есть, повышать розничные цены на продукты питания. Тогда бы заметно выросла доля АПК в национальном доходе, улучшилась его экономика. Но Генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Андропов заявил, что повышение цен – не наш путь. Не захотел заниматься этой проблемой и Михаил Горбачев. Ему было не до села и его проблем. Уходил или отмахивался от конкретных шагов, решений.
Мы с коллегами представили М. Горбачеву предложения: закупочные, розничные цены повысить. Высвободившиеся средства направить на развитие перерабатывающей базы. Населению выделять адресные дотации, исходя из медицинских норм потребления мяса, молока. Остальное продавать по реальной стоимости.
Михаил Сергеевич с предложениями и расчетами согласился. Вскоре поехал отдыхать на юг. И в Краснодаре, перед партийными, хозяйственными руководителями Северного Кавказа должен был «озвучить» эти замыслы на всю страну. Актив состоялся. Увы! В речи генсека столь важный вопрос был опущен. Оказывается, перед началом совещания к нему прибыл один из его приближенных. Нашептал: если о повышении цен заявите – навредите своей популярности…
- Сегодня аграрный сектор, как и государство в целом, идут другим путем. А в программе социально–экономического развития до 2020 года говорится, что Россия станет самой привлекательной страной для проживания.
- Слышал и раньше похожие заявления. Может, помните: «Партия торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Где эта партия, где коммунизм? В так называемые «нулевые годы» рост ВВП России составлял семь–восемь процентов. Это давало возможность правительству делать гражданам социальные подачки, хоть немного снижать уровень бедности. Сейчас рост упал до полутора процентов. Власть пытается растянуть денежную заначку, в надежде, что возвратятся высокие цены на энергоносители.
Оставаясь сырьевым придатком Запада, Россия рискует скатиться на задворки мировой экономики. Поэтому нужны новые механизмы развития. Агропромышленный комплекс может стать локомотивом, который вывезет страну на путь процветания. Особенно в условиях нарастающего мирового продовольственного кризиса. Располагая огромными площадями пашни, почти четвертью запасов пресной воды планеты, мы имеем все шансы выйти в крупнейшие экспортеры продовольствия. На первом этапе – хотя бы обеспечить им свой народ.
- Только ведь и в XXI веке деревню продолжают нещадно обирать…
- А силы ее уже не те. Посевные площади уменьшились на сорок миллионов гектаров. По территории – две с половиной Франции. Втрое сократилось поголовье скота, в пять–семь раз – машинный парк, в шесть раз – использование минеральных удобрений. Нет на селе нормального жилья, водопровода, газификации. Закрываются школы, медпункты, детские сады, библиотеки, клубы.
Ежегодно с карты России исчезает около тысячи сел, а свыше четырнадцати тысяч опустели, по сути, это призраки. В 34 тысячах сел проживает от одного до десяти человек. Провалена госпрограмма развития АПК и регулирования рынков продовольствия на 2008–2012 годы. Все эти пять лет отрасль фактически обеспечивала лишь простое воспроизводство. Почти не обновлялась материальная база. Импорт продуктов питания удвоился и составил свыше сорока миллиардов долларов.
- В чем, на ваш взгляд, основные причины?
- Их много, начну с основной. «Пока не будет решен земельный вопрос, до тех пор нельзя помышлять о возрождении России», - полагали депутаты второй, дореволюционной Государственной Думы. А он не решен и поныне. Более того, обострился. Правительство не знает, где у него, сколько и каких угодий. Ими практически распоряжаются органы местного самоуправления. Плодородные пашни пускают под элитную застройку, поля для гольфа, другие объекты подобного рода.
Рейдеры отнимают у крестьян луга и пашни, банкротят успешные сельхозпредприятия. А принимаемые теперешней Государственной Думой законодательные акты якобы в защиту главного богатства страны не работают. Одобрен и многократно корректировался закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», но цивилизованного оборота не было, и нет. Крестьянин не может распорядиться своим наделом. Зато чиновники, депутаты имеют в собственности по тридцать и более участков.
- Многие методы хозяйствования, управления, в том числе и на селе, требовали реконструкции.
- Не спорю. Экономику того же АПК надо было реформировать. Но осторожно, с учетом накопленного опыта. А как поступили Борис Ельцин и его команда? Не придумав ничего лучшего, обратились за помощью к США. Оттуда с готовностью хлынул поток «доброжелательных» советчиков. У главного нашего приватизатора, непотопляемого менеджера всех времен и народов Анатолия Чубайса, их были десятки. Теперь уже официально признано, что среди них было немало сотрудников спецслужб.
Заморские гости получили доступ на все, в том числе секретные, объекты. Егор Гайдар и его кабинет беспрекословно выполняли рекомендации этих консультантов. С их помощью готовились программы развития экономики, в том числе АПК. В ход пошли идеи, заложенные в печально известной программе «500 дней» Григория Явлинского и его соавторов. Предлагалось приватизировать основную часть земель, перерабатывающую промышленность, создать не менее четырех миллионов фермерских хозяйств. Без этого, якобы, не может быть обновления общества, возрождения села. Между тем, в самой Америке давно идут по пути не дробления, а укрупнения сельхозпредприятий.
Страны «третьего мира» все больше разочаровываются в либеральном капитализме. А экономический блок нашего правительства взял его за основу. Руководящие посты занимают люди некомпетентные, зачастую далекие от практических дел. Агропромышленным комплексом несколько лет «рулила» кардиолог Елена Скрынник. Эту карьеру она закончила с известным громким скандалом, связанным с хищением казенных средств.
Случай, к сожалению, не единичный. Многие высокопоставленные госчиновники, парламентарии, губернаторы занимаются собственным бизнесом. Но еще Петр Столыпин говорил, что нельзя любить чужое, как свое. Экономика страны в упадке, а капиталы управленцев – бизнесменов удваиваются каждые пять лет, сто десять наших миллиардеров владеют 35 процентами активов России.
С ликвидацией государственной системы закупок, потребительских кооперативов крестьяне стали жертвами криминальных структур. Они не допускают их на рынок, диктуют кабально низкие цены. Спекулянты–посредники забирают основную часть выручки. Доля селян в затратах на производство конечной продукции составляет пятьдесят процентов, а доля прибыли – всего двадцать. Не остается средств на обновление машинного парка, модернизацию отрасли. Зарплата в деревне вдвое ниже средней по стране.
- Россия мучительно долго добивалась членства в ВТО. Теперь использует возможности этой организации?
- Пошлины на ввозимые к нам товары, в том числе птицу, молоко, лекарства, обувь, текстиль ниже согласованных с Всемирной торговой организацией. Только за шесть месяцев года минувшего, по сравнению с соответствующим периодом 2012 года, импорт порошкового молока увеличился на 47,7, мяса - на 13, кукурузы - на 66 процентов.
Наши переговорщики ценою немалых усилий отстояли для села финансовую поддержку выше предусмотренной ВТО. И что же? На 2013 год она была запланирована в размере 42 процента согласованного с этой организацией. В 2014 году составит 47, и только в 2018 году – более девяноста процентов.
Зачем же было копья ломать? Не лучше ли добиться уступок по другим направлениям? На момент вступления в ВТО по отношению к России действовали 94 ограничительные меры. Отменены лишь пять из них. Опять же, большие финансовые потери для бюджета.
- На селе остро не хватает инженеров, экономистов, ветврачей. Между тем, согласно закону «Об образовании», закрывают малокомплектные школы.
- Я сам заканчивал десятилетку в тамбовской глубинке в годы войны. В выпускном классе нас было десять человек. Голод, разруха, нищета. Но власти не помышляли о ликвидации малокомплектных школ. Понимали: стране нужны грамотные кадры. Мои одноклассники стали агрономами, врачами, руководителями предприятий, учеными.
В стране была широкая сеть вузов, культурно–просветительных учреждений. В союзных республиках работали академии наук, отраслевые НИИ. Теперь наука академическая, прикладная, влачит жалкое существование. Резко сократилось ее финансирование, а также специальных книжных и журнальных издательств. Многие из них перестали существовать, либо выживают за счет средств самих авторов.
Закрываются НИИ. Ученые, прежде всего молодежь, не находя себе дела на родине, отбывают за границу. Институты превратились в «дома престарелых». Но западные советчики не удовлетворились тем, что выгребли в России производственные секреты, важные открытия. С помощью разного рода грантов оставили «на плаву» особо для них важные исследовательские центры. Чтобы завладеть и тем, что еще в замыслах ученых. Находясь, по сути, на содержании Запада, они вынуждены платить своими открытиями.
И в этой связи кажутся особо циничными заявления некоторых высокопоставленных чиновников, прежде всего, министра Дмитрия Ливанова. Дескать, наука перестала быть эффективной. Обескровили, унизили, растоптали, теперь еще и упрекают!
- Вы были директором ВНИИ экономики, труда и управления в сельском хозяйстве. Что конкретно, в постсоветский период, сделали для села?
- Не шли по течению, не пытались просто «встроиться в систему». Искали направления, способные скорректировать аграрный курс, противостоять организационному и экономическому разрушению отрасли. Так, вместе с прежним губернатором Егором Строевым взялись за модернизацию АПК Орловской области, создали его рыночную модель. С внутренними коммерческими расчетами, с интеграцией в общественное производство личных подсобных хозяйств. Опыт оказался удачным, его изучают во многих регионах, а Минсельхоз России рекомендовал к широкому применению.
Труд крестьянина во многом зависит от капризов природы. Засухи, наводнения, пыльные бури корректируют его планы не в лучшую сторону. А сезонность не позволяет использовать машины, оборудование с максимальной отдачей. Скажем, комбайн работает 10–15 дней в году. В то время как станок на заводе – триста дней. Причем в две–три смены. Иными словами, АПК не может конкурировать с другими отраслями. Потому нуждается в господдержке. В странах Европы, например, она составляет сорок процентов себестоимости продукции. На гектар пашни фермеры Норвегии получают от государства 3,5 тысячи долларов, Финляндии – 1,6 тысячи, Швеции – 800 долларов, США – двести долларов.
Там понимают: продукты питания – стратегический ресурс, первейшая потребность человека. Окажись страна в экономической блокаде, лишись она импорта продовольствия, ее легко поставить на колени. Тут уж не помогут ни танки, ни ракеты. У наших партнеров по Таможенному союзу, в Казахстане, Белоруссии господдержка АПК составляет пятнадцать–восемнадцать процентов. В пределах шестнадцати процентов была она и в СССР. Сегодня, в России – меньше одного процента. Западный фермер получает кредиты под один–два процента годовых. Наш – под 15–18 процентов.
Президент США Франклин Делано Рузвельт в годы «Великой депрессии» ввел мораторий на фермерскую задолженность, конгресс принял закон о ее рефинансировании. Был устранен неэквивалентный обмен между городом и тамошним селом. Это постепенно преобразило сельское хозяйство, ставшее одним из самых эффективных в мире. Списали долги своим крестьянам Азербайджан и Китай…
А что же современные наши реформаторы? Герман Греф, будучи главой Минэкономразвития, заявлял: «Точка зрения, что государство должно расширять присутствие в экономике и взять под опеку какие–то отрасли, является неандертальской». Итоги реализации такой, с позволения сказать, доктрины, известны. Как уже сказано, ВВП России за двадцать лет увеличился всего на семь процентов. Чего же добились за эти годы «неандертальцы», по классификации Г. Грефа? ВВП Китая вырос в 5,3 раза, Вьетнама – почти в четыре, Индии – в 3,3 раза.
Поймут ли все сказанное те, кто сегодня рулит нашей экономикой, аграрным производством?
Владимир Милосердов
Источник: stoletie.ru

Беларусь ликвидирует колхозы – они нежизнеспособны

С начала года власти Беларуси всерьез озадачились реформированием агропромышленного комплекса (АПК). За месяц с небольшим горячие головы создали комплекс мер, которые, на их взгляд, помогут оздоровлению ситуации на селе. 21 марта министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц ознакомил журналистов с реформами в АПК.

Напомним, что 4 февраля Александр Лукашенко создал межведомственную рабочую группу для решения проблемных вопросов в агропромышленном комплексе под руководством премьер-министра Беларуси Михаила Мясниковича. В состав рабочей группы вошли 26 человек: чиновники, банкиры, ученые, руководители передовых сельхозорганизаций. Рабочей группе нужно было до 10 марта выработать конкретные предложения по решению проблемных вопросов в АПК, прежде всего по повышению прибыли и рентабельности сельхозпредприятий, снижению задолженности и неплатежеспособности хозяйств, улучшению кадрового обеспечения отрасли и другим.

Сегодня министр сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь Леонид Заяц представил пять проектов нормативно-правовых документов, которые предусматривают улучшение ситуации в АПК. Один из них касается основных направлений государственной аграрной политики Беларуси до 2020 года, затрагиваются также вопросы создания и деятельности холдингов и колхозов. В частности, предполагается, что до конца 2016 года в Беларуси будут преобразованы в хозяйствующие общества или коммунальные унитарные предприятия все 347 колхозов. Итоговым документом должна стать президентская Директива №5 о мерах по повышению конкурентоспособности сельскохозяйственных организаций и престижа работы в агропромышленном комплексе, сообщил Заяц. "Директива - это идеология, основа экономической реформы, которая закладывается в этих документах", - пояснил министр. Ее принятие ожидается в текущем году. Как отметил глава ведомства, проекты вышеуказанных документов уже подписаны премьер-министром и направляются для ознакомления в Администрацию президента.

Одним важным изменением в жизни АПК должен стать переход на свободное ценообразование, обеспечивающее повышение доходности сельхозпроизводителей. Замминистра сельского хозяйства и продовольствия Людмила Нижевич обратила внимание, что закупочные цены регулируются государством только в отношении продукции, поставляемой в счет госзаказа. "Госзаказ сформирован только на продукцию растениеводства, поэтому мы уже подошли к тому, что цены на продукцию животноводства у нас свободные, - сказала замминистра. - Но, понимая, что есть еще определенные ограничения по отпускным ценам, которые формируются на перерабатывающих предприятиях, в один момент повысить эти цены, конечно, невозможно". В этой связи Министерство экономики разработало план повышения отпускных и закупочных цен в рамках согласованной агропромышленной политики стран Таможсоюза. "Согласно этому плану предполагается, что к концу 2014 - с начала 2015 года мы перейдем на свободные отпускные цены", - пояснила Нижевич.

Закупочные цены на продукцию, поставляемую в счет госзаказа (пока речь идет о ржи и сахарной свекле), в этом году предлагается повысить примерно на 10%. Замминистра утверждает, что повышение будет произведено не в ущерб розничным ценам. По ее словам, параллельно с переходом на свободное ценообразование предусматривается адресная поддержка социально незащищенных слоев населения. "Ежегодно в бюджете закладываются средства на адресную поддержку. В прошлом году за ней обратилось 200 тысяч граждан, в среднем получилось 181 тысяча рублей на человека", - сообщила замминистра. По ее словам, при поэтапном повышении цен на продукцию данная поддержка, по расчетам, может составить около 400 тысяч рублей.

Свободное ценообразование на сельхозпродукцию не приведет к скачку цен для конечного потребителя, убеждена замминистра. "Поэтому серьезного скачка [цен] не предполагается", - резюмировала Людмила Нижевич.

Еще одной бедой АПК является высокая долговая нагрузка сельхозпредприятий, которая составляет более 64 трлн рублей. Львиная ее доля образовалась в 2010-2013 годах на фоне проведения модернизации отрасли и высоких процентных ставок по кредитам. Как ответил Леонид Заяц, 25 трлн рублей являются долгосрочными кредитами (до 2053 года) и не давят на отрасль. 5,5 трлн рублей являются краткосрочными, с этим долгом надо рассчитаться в ближайшее время.

В связи с этим возник вопрос о реструктуризации задолженности. Звучали мнения, что долги следует просто списать и начать жизнь с чистого листа. "Вопрос списания долгов не должен стоять. Надо улучшать ситуацию экономическими механизмами", - считает замминистра финансов Владислав Татаринович. Он говорит, что, во-первых, следует приблизить меры бюджетной поддержки агропромышленного комплекса к международной практике. Начиная с бюджета 2015 года предлагается гармонизировать нормы в рамках Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана. Впрочем, как заявил начальник главного управления внешней экономической политики Минэкономики Беларуси Роман Бродов, есть некоторые противоречия. Беларусь настаивает на сохранении в Едином экономическом пространстве господдержки сельхозпроизводителей на уровне 10%. Однако обязательства по ВТО подталкивают Россию к тому, чтобы "пересмотреть не только методику, но и номинальное значение оказания такой господдержки", сказал Бродов. "В этой связи в сфере АПК существует необходимость сохранения действующего порядка и уровня обязательств по господдержке", - добавил он.

Кроме того, Владислав Татаринович отметил, что меры бюджетной поддержки АПК следует четко разделить на две составляющие. Первая - финансирование мероприятий, связанных с созданием базовых условий для ведения сельскохозяйственного производства (в частности, речь идет о повышении плодородия почвы, подготовке кадров, формирование необходимой инфраструктуры). Вторая – оказание бюджетной поддержки напрямую сельхозпроизводителям. По словам замминистра финансов, здесь предлагается применять "механизмы субсидирования на единицу земельной площади, в привязке к результатам деятельности, на единицу реализованной продукции". Татаринович считает, что такой механизм позволит повысить экономическую эффективность в сельском хозяйстве. Но есть вопросы, которые требуют решения в текущем периоде. Поэтому, в частности, неплатежеспособные сельхозпредприятия предлагается продавать или передать успешным инвесторам, которые смогут получить рассрочку по кредитным долгам, отсрочку по платежам в бюджет.

Леонид Заяц считает, что создавать агрокомбинаты и холдинги "надо под конкретное лицо, которое является стратегом развития агропромышленного комплекса, человека, масштабно мыслящего, который понимает и знает, как путем присоединения и получения льгот со стороны государства, выйти на более высокий уровень экономического развития". По убеждению министра, такие люди в стране есть. Однако он не назвал их поименно.

Еще один спорный вопрос – это введение частной собственности на сельскохозяйственные земли. Многие полагают, что без этого агропромышленный комплекс эффективно развиваться дальше не сможет. Заяц сказал, что пока не планируется вводить частную собственность на землю. По его словам, существующая нынче система, когда земля предоставляет в аренду на срок до 99 лет, вполне оптимальна. Таким образом он поддержал заместителя начальника главного экономического управления Администрации президента Петра Казакевича, который ранее в интервью газете "Рэспублiка", сказал, что "некоторые наши сельхозпредприятия уже не раз доказали обратное (эффективно работали без частной собственности на землю)". "Они получали высокие урожаи сельскохозяйственных культур, надои молока, вполне могли обходиться без поддержки государства. Поэтому, видимо, неверно все сводить к частной собственности на землю", - уверяет он.

Эксперты также говорят, что в Беларуси более активно должно быть развито фермерское движение, которому государство должно оказывать поддержку. Министр Леонид Заяц подчеркнул, что он не отделяет фермеров, фермерские хозяйства от других представителей АПК. По словам министра, "фермерские хозяйства — такие же субъекты хозяйствования, поэтому те нормы и преференции, которые заложены в проект директивы президента, распространяются и на них". Одним из последних примеров господдержки он назвал возможность закупки техники и оборудования белорусского производства за счет ресурсов "Промагролизинга", который является "дочкой" Банка развития.

Источник: news.tut.by

Россия выходит из долларовой зоны?

Санкции - излюбленное средство внешней политики Вашингтона. Оно сегодня используется даже чаще, чем традиционное дипломатическое давление, операции спецслужб, военные действия или угроза применения оружия. По значимости во внешней политике Запада с экономическими санкциями сопоставимы лишь средства информационной войны.

Спектр экономических санкций очень широк - от контроля над экспортом высокотехнологичных товаров до полных торговых блокад неугодных стран. Причем блокируется как экспорт, так и импорт страны.

В дополнение к торгово-экономическим санкциям применяются также финансово-банковские санкции: замораживание золотовалютных резервов центральных банков и казначейств неугодных стран, аресты счетов физических и юридических лиц, блокирование международных расчетов. Финансово-банковские санкции могут быть как тотальными (например, замораживание золотовалютных резервов), так и «точечными», когда санкции применяются в отношении отдельных физических и юридических лиц, занесенных в разные «черные» списки. Для повышения эффективности экономических санкций Вашингтон подключает в «добровольно-принудительном порядке» участвовать в них своих союзников. Наиболее часто с Вашингтоном блокируется Лондон, хотя последнее время Вашингтону почти всегда удается подключить к своим санкциям и Брюссель (Европейский союз). С одной стороны, Запад постоянно твердит о необходимости создания зон свободной торговли и даже превращении всего мира в единую зону свободной торговли, с другой, своими санкциями он фактически блокирует эту свободную торговлю. По некоторым оценкам, те или санкции Запад применяет против стран с населением, составляющим, по крайней мере, половину жителей Земли.

Не успели Россию втянуть во Всемирную торговую организацию, как ей сразу стали угрожать экономическими санкциями - как торговыми, так и финансово-банковскими.

Летом 2013 года в связи с так называемым «шпионским скандалом» Вашингтон требовал у России выдачи Эдварда Сноудена, угрожая экономическими санкциями. В конце сентября 2013 года четыре сенатора США обратились к своему министру финансов с требованием заблокировать счета ведущих российских банков (ВТБ, Газпромбанк, Сбербанк), подозреваемых в осуществлении расчетов с банками Ирана, Сирии и других «недемократических» стран Ближнего и Среднего Востока. Хорошо, у министра финансов США хватило благоразумия не реагировать на такие провокационные призывы. Уже не приходится говорить о «точечных» санкциях, которые связываются с так называемым «списком Магницкого». Но все это были дальние раскаты грома.

Еще не санкции, а только их угроза

Вашингтон готовится объявить санкции против России по широкому фронту. Пока он их еще не объявил, но участники рынков действуют так, как будто бы санкции уже вошли в силу.

Во-первых, происходит ускоренный исход иностранного (а отчасти и российского) капитала из России. Мы это чувствуем по падению валютного курса рубля. Можно сказать, что Банк России каждую неделю выкидывает на валютный рынок из своих резервов по несколько миллиардов долларов для поддержания российской денежной единицы. А можно это интерпретировать и так: инвесторы «загружаются» валютой для того, чтобы выйти из опасной зоны, которая в любой момент может быть заблокирована Западом. По оценкам бывшего министра финансов А. Кудрина, украинские события вызвали исход капитала из России, который может составить 50 млрд. долл. в расчете на квартал.

Впрочем, я думаю, что все те инвесторы, которые опасаются санкций, уйдут из страны в сроки гораздо более короткие, чем один квартал, а общая утечка капитала еще до начала мая намного превысит сумму, названную бывшим министром.

Во-вторых, происходит изъятие российскими банками и корпорациями своих средств со счетов тех банков, которые находятся в зоне непосредственного влияния Вашингтона. Возвращаются ли эти деньги в Россию или уходят в какие-то безопасные зарубежные «гавани», сказать пока сложно, поскольку Банк России еще не опубликовал свежих статистических данных по платежному балансу. Происходит также переброска нефинансовых активов из США и стран Запада в другие, более безопасные зоны. Например, российский миллиардер А. Усманов изъял свои акции и паи из американской компании Apple и некоторых других и перебросил их в китайскую экономику, а частично вернул в Россию.

В-третьих, практически полностью прекратился процесс предоставления новых иностранных кредитов российским банкам и компаниям. Более того, по некоторым видам кредитов (так называемым «онкольным») западные кредиторы стали требовать досрочного погашения.

В-четвертых, фондовый рынок России прореагировал на украинские события снижением котировок акций и облигаций российских эмитентов. Доходность государственных валютных облигаций (ОВГЗ) со сроком погашения в 10 лет России достигла 14 марта на вторичном рынке уровня 9,7%. Для сравнения: в январе 2014 г. она была менее 8%. Десяток самых богатых людей в России во главе с миллиардером Алишером Усмановым потеряли 6,6 млрд. долл. в активах на прошлой неделе, по оценкам, опубликованным в пятницу исследовательской компанией Wealth-X. Акции российских компаний потеряли 20% своей стоимости с начала этого года до начала марта, дальнейшее падение продолжается под влиянием слухов о готовящихся санкциях.

«Пятая колонна» и экономические санкции

События на Украине дают нам некоторую подсказку, чего можно ждать от наших «друзей» в ближайшее время. Я имею в виду события в тот короткий период, который продолжался после отказа Украины присоединиться на правах ассоциированного члена к ЕС до политического переворота, организованного Майданом в феврале 2014 года. Вашингтон главный упор тогда сделал на «точечные» санкции против ряда чиновников и олигархов Украины.

«Пятая колонна», оказавшись под «дамокловым мечом» персональных санкций (прежде всего, арест зарубежных активов), начала, как говорится, рыть носом землю.

Именно украинские олигархи профинансировали все акции на Майдане и даже лично руководили организацией «управляемого хаоса». А ведь у России имеется такая же «пятая колонна», которая при команде с Запада будет финансировать собственный «Майдан» (точнее - «Болотную»). Эта «пятая колонна» опаснее, чем ЦРУ, МИ-6, Массад и все иные иностранные спецслужбы, вместе взятые. Именно нейтрализация «оффшорной аристократии» в России должна стать самым приоритетным направлением нашей политики противостояния Западу.

О замораживании золотовалютных резервов

А теперь о такой санкции, как «замораживание» золотовалютных резервов. США уже применяли эту меру в отношении таких стран, как Ливия и Иран. Напомню, что золотовалютные резервы любой страны, как правило, включают три составляющие: а) депозиты в зарубежных банках; б) ценные бумаги, выпущенные казначействами других стран (в редких случаях в резервах могут присутствовать и другие долговые бумаги); в) золото в виде стандартных слитков (монетарное золото). Проще всего осуществлять замораживание валютных резервов, размещенных на депозитах банков.

Что касается ценных бумаг, то они хранятся в специальных депозитариях, функции которых выполняют центральные банки и частные банки ряда стран. Как известно, главной резервной валютой в мире является американский доллар, а главным долларовым активом - долговые бумаги казначейства США. Главным депозитарием казначейских бумаг США является Федеральная резервная система. Обратимся к специальной литературе: «В США в силу исторических особенностей нет центрального депозитария, однако... его роль выполняет ... для государственных ценных бумаг - система FedWire, принадлежащая Федеральной резервной системе (компьютеризованная коммуникационная сеть, соединяющая 12 банков ФРС и 24 их филиала, а также федеральные финансовые органы США)» (Финансово-кредитный энциклопедический словарь. Под общ. ред. А.Г. Грязновой. - М.: Финансы и статистика, 2002). Банки Уолл-стрит выполняют функции депозитариев корпоративных ценных бумаг (акций и облигаций), но, согласно некоторым данным, функции депозитариев казначейских бумаг сегодня также выполняют два крупных американских банка - JPMorgan и New York Mellon. Есть депозитарии за пределами США. Например, Банк международных расчетов (Базель), центральные и коммерческие банки некоторых стран. Санкции по замораживанию валютных резервов в бумагах применить несколько сложнее, но при желании Вашингтон также может заблокировать операции депозитариев, особенно тех, которые находятся на территории США.

А вот монетарное золото находится вне сферы действия санкций, если оно размещено в хранилищах той страны, против которой применяются санкции. Если, конечно, эта страна не вывезла это золото для хранения в зарубежные хранилища.

Пример Германии, которая значительную часть своего золотого запаса разместила в США, показывает, что распоряжение этим золотом становится весьма проблематичным. Вашингтон, американское казначейство, Федеральный резерв всячески тормозят репатриацию немецкого золота. Впрочем, скорее всего этого золота в хранилищах США уже нет, оно ушло «на сторону». А денежные власти многих стран продолжают по инерции отражать в своей статистике международных резервов золото, которое давно уже испарилось как утренний туман. Но это уже другая история.

О валютной составляющей международных резервов России

Как известно, после дефолта России, связанного с ГКО (1998 г.), страна осталась с минимальным объемом международных резервов. На 1 января 1999 г. они составили, по данным Банка России, 12,2 млрд. долл. (в том числе золото - 4,4 млрд. долл., валюта - 7,8 млрд. долл.). Затем начался неуклонный рост резервов. На начало 2004 года они уже были равны 76,9 млрд. долл. (золото - 3,8 млрд. долл., валюта - 73,1 млрд. долл.). Накануне финансового кризиса, в начале 2008 года они уже достигли 476,4 млрд. долл. (золото - 12,0 млрд. долл., валюта - 464,4 млрд. долл.). Во время кризиса резервы значительно «просели». Однако уже в 2011 году они превысили планку 500 млрд. долл. На 1 февраля 2014 г. уровень резервов составил 498,9 млрд. долл. Это самое низкое значение за последние три года.

Теперь о структуре резервов. Доля золота за последние годы несколько поднялась. Если в 2004 году она была равна 4,9%, то в начале текущего года составила 8,4%. Но это несравненно меньше, чем у стран Европейского союза, там доля золота находится на уровне 50%.

Что касается валютной составляющей резервов, то в «нулевые годы» соотношение валютных депозитов и ценных бумаг было примерно 50:50. После финансового кризиса доля ценных бумаг стала быстро расти, а доля валютных депозитов падать. Так, на 1 января 2013 г. доля депозитов в общем объеме валютных резервов (без золота) была 11,7%, а на 1 января 2014 г. - 14,6%. Основной вид бумаг - казначейские облигации США. До 2008 года Банк России был достаточно скромным держателем казначейских бумаг (на фоне Народного банка Китая, Банка Японии, центральных банков ряда других стран). Если в начале 2008 г. портфель казначейских бумаг США Банка России составлял 32,6 млрд. долл., то в конце года он вырос до 116,4 млрд. долл. (в 3,5 раза). Далее он продолжал расти и превысил уровень 150 млрд. долл. Чем объяснить такое «увлечение нашего центрального банка казначейскими бумагами США? Некоторые критики ЦБ РФ это прямо называют неприкрытой поддержкой американской экономики, вернее бюджета США с его громадными дефицитами, вызванными ростом военных расходов. Другие пытаются объяснить это тем, что, мол, во время финансового кризиса стало очевидным, что размещение валюты на депозитах банков является рискованным. Банки могут обанкротиться подобно тому, как рухнул гигант Уолл-стрит «Леман Бразерс». Да, это так.

Но при этом забывается, что вложения в ценные бумаги также находятся в зоне рисков. Только не рыночной стихии, а экономических санкций.

То ли под влиянием примеров Ливии и Ирана, то ли еще по каким-то соображениям, величина портфеля казначейских бумаг США нашего ЦБ стала постепенно снижаться. По данным американского казначейства, летом 2013 года Россия держала в американских «казначейках» 138 млрд. долл., в конце года было примерно столько же. Но в 2014 году ситуация с нашими золотовалютными резервами может резко измениться. Вернее, она уже начала меняться.

Беспрецедентное событие в мире финансов

Несколько дней назад английская газета «The Guardian», а вслед за ней информационное агентство Bloomberg сообщили сенсационную новость из мира финансов. А именно: в течение недели с 5 по 12 марта с.г. запасы казначейских бумаг США, находящихся в депозитарии Федеральной резервной системы упали на 104,5 млрд. долл.

Для понимания значимости этой информации дадим справку. Согласно данным министерства США, на конец 2013 года общий объем казначейских бумаг (облигаций и других видов долговых бумаг) США составил 12,3 трлн. долл. Это равнялось более 70% всего государственного долга США. Примерно 6,5 трлн. долл. находилось у различных американских инвесторов. Крупнейшим из них была Федеральная резервная система, имевшая на своем балансе казначейских бумаг на сумму около 2,2 трлн. долл. Иностранным держателям принадлежало 5,79 трлн. долл. казначейских бумаг США.

Среди иностранных государств на первом месте по портфелю казначейских бумаг США находился Китай (1,27 трлн. долл.), на втором месте была Япония (1,18 трлн. долл.). Россия занимала девятое место, ее портфель был равен 138,6 млрд. долл., или 1,1% всего объема казначейских бумаг США.

Среди иностранных держателей американских казначейских бумаг крупнейшими являются центральные банки (3,02 трлн. долл.) Кроме них в американские бумаги вкладываются суверенные фонды, страховые компании, пенсионные фонды и другие финансовые организации других стран (2,77 трлн. долл.).

Вроде бы на фоне упомянутых объемов казначейских бумаг США в мировой финансовой системе сокращение запаса таких бумаг в депозитарии ФРС не выглядит огромным - менее 1% всех запасов казначейских бумаг США в мире. Но это сокращение выглядит иначе на фоне тех изменений, которые происходили с запасами этих бумаг в последние годы. Если в конце 2013 г. запасы казначейских бумаг в депозитарии Федерального резерва составляли 3.020 млрд. долл., то 12 марта с.г. они упали до 2855 млрд. долл. Следовательно, с начала 2014 года запасы казначейских бумаг упали на 165 млрд. долл., причем на неделю с 5 по 12 марта пришлось 2/3 этого падения. В прошлом году недельные показатели изменений запасов казначейских бумаг колебались вверх и вниз. Но максимальное недельное падение, зафиксированное в конце июня 2013 года (19.06-26.06), было в три раза меньшим, чем нынешнее мартовское падение. Еще одно крупное недельное падение было зафиксировано в середине декабря 2013 г. - 32 млрд. долл. Ряд аналитиков полагает, что во втором случае имело место изъятие казначейских бумаг Народным банком Китая. Несмотря на отдельные крупные изъятия бумаг в прошлом году в целом по итогам года центральные банки других стран увеличили свои запасы казначейских бумаг в депозитарии ФРС на 103,5 млрд. долл. То есть многие недельные показатели имели значения «плюс».

Тем более нельзя сравнивать нынешнее мартовское падение с более ранними годами, когда недельные показатели были преимущественно со знаками «плюс», что отражало процесс наращивания запасов казначейских бумаг США. Некоторые аналитики полагают, что еще с декабря 2013 года образовался новый тренд в движении запасов казначейских бумаг. Если предположить, что вывод казначейских бумаг из хранилища ФРС будет продолжаться теми же темпами, что и период времени с 1 декабря по 12 марта с.г., то запасы бумаг за весь 2014 год могут уменьшиться примерно на один триллион долларов.

Валютный кэш для поддержания рубля?

Подробностей по поводу рекордного сокращения запасов казначейских бумаг США не сообщает ни Федеральный резерв, ни Министерство финансов США. Появились версии.

Почти все аналитики сходятся в том, что операцию по изъятию бумаг из депозитария ФРС произвела Россия. Эксперты напоминают, что сумма изъятия составляет ¾ всего портфеля американских казначейских бумаг, находящихся на руках у российских инвесторов.

Они полагают, что изъятие совершил Центральный банк Российской Федерации, но не исключают, что в этой операции могли участвовать и другие российские структуры. Называются, в частности, «Газпром» и ВТБ. Банк России, естественно, хранит молчание. В Банке России заявили, что публикуют данные по управлению активами в зарубежной валюте не ранее, чем через 6 месяцев «после изменений, поскольку чувствительность финансовых рынков к действиям крупнейших участников, включая российский ЦБ, очень высока» (ответ главы пресс-службы Центробанка РФ Анны Граник на вопрос информационного агентства Bloomberg о мартовских операциях с золотовалютными резервами Российской Федерации).

Между тем эксперты расходятся во мнениях, какова дальнейшая судьбы изъятых бумаг. Некоторые полагают, что бумаги потребовались для того, чтобы превратить их в наличную валюту. А валюта нужна для того, чтобы Банк России мог поддерживать падающий курс рубля. Действительно, Банк России уже несколько месяцев тратит свои валютные резервы для стабилизации валютного курса рубля. Падение курса национальных валют характерно для всех стран периферии мирового капитализма. Оно началось еще весной-летом 2013 года, когда тогдашний председатель Федерального резерва Бен Бернанке стал намекать на возможность сворачивания программы так называемых «количественных смягчений». Именно тогда (в конце июня) был зафиксировано крупное изъятие бумаг из депозитария ФРС денежными властями ряда стран для поддержания своих падающих валют. Но, если говорить о ситуации в марте 2014 года, то она не дает оснований верить в подобную версию. Некоторые скептики говорят, что, мол, 100 млрд. долл. - не тот объем, который может повлиять на мировой рынок казначейских бумаг США. Однако опыт прошлых лет показывает, что одномоментные покупки и продажи таких бумаг даже на несколько десятков миллиардов долларов приводили в движение рынок, повышая или понижая цены. Но в марте с.г. снижения цен на казначейские бумаги не происходит.

Инвесторы опасаются дестабилизирующего влияния событий на Украине и вокруг Украины на мировые финансовые рынки и уходят в «тихую гавань» под названием «казначейские бумаги США». Более того, аналитики обратили внимание, что в указанную неделю (с 5 по 12 марта) был зафиксировано снижение доходности казначейских бумаг США. Если в начале марта доходность 10-летних казначейских бумаг была равна 2,73%, то 13 марта их доходность была зафиксирована на уровне 2,63%. По законам рынка вбрасывание на него бумаг на 100 млрд. долл. должно было бы, наоборот, привести к снижению их цен и росту доходности. По оценкам, Банк России в период с 5 по 12 марта 2014 г. для поддержания курса рубля выбросил на валютный рынок 4,3 млрд. долл. Сумма, конечно, внушительная, но составляет всего 2,5% по отношению к объему изъятых казначейских бумаг в указанный период.

Выведение валютных резервов из опасной зоны?

Другая версия, на наш взгляд, более правдоподобная. Россия осуществила перемещение своих казначейских бумаг из американского депозитарии в какой-то иной депозитарий, находящийся вне сферы непосредственного влияния Вашингтона. Эксперты связывают это изъятие с событиями на Украине и в Крыму и ожидаемыми санкциями в отношении РФ со стороны США. Следует иметь в виду, что Федеральный резерв является не единственным депозитарием казначейских бумаг США. В Америке это также два крупных банка - JPMorgan или New York Mellon. Функцию депозитария могут исполнять (и исполняют) также центральные банки некоторых стран, Банк международных расчетов, частные банки, в том числе те, которые находятся в оффшорах. Общей картины распределения мирового запаса казначейских бумаг США по депозитариям в открытых источниках нет. Имеются разрозненные сведения о некоторых альтернативных Федеральному резерву депозитариях. Так, центральный банк Бельгии имел в конце 2013 года на хранении казначейских бумаг США на сумму 256,8 млрд. долл., причем их запас за последний месяц прошлого года увеличился на 28%.

Если операцию по изъятию казначейских бумаг из Федерального резерва провел ЦБ РФ (и, может быть, иные российские инвесторы), то хотелось бы верить, что на этом Россия не поставит точку.

Почему? - Потому что хранение казначейских бумаг США практически в любых депозитариях сопряжено с риском. Вашингтон может ввести против России свои санкции, а затем заставить своих «союзников» (ту же Бельгию) присоединиться к этим санкциям. Министерство финансов США организует выпуск и размещение казначейских бумаг, оно же и принимает решения по блокированию операций с такими бумагами. Этим в министерстве занимается подразделение, которое называется Office of Foreign Assets Control (OFAC). По крайней мере, американское казначейство перестанет выплачивать проценты по тем бумагам, которые Вашингтон объявил заблокированными. Кроме того, даже если банк-депозитарий таких бумаг не будет препятствовать проведению операций с бумагами, продать их на рынке можно будет лишь с большим дисконтом.

Операция должна быть доведена до логического конца

Поэтому следующим шагом России должен стать «выход» из актива под названием «US Treasuries» в ликвидные валюты, причем желательно не в доллары США. Ведь любые долларовые транзакции проходят через банковскую систему США, существует риск блокирования долларовых расчетов. Операция по полному и окончательному выводу России из долларовой зоны должна производиться быстро, до того, как Вашингтон расставит свои сети финансово-банковских санкций. Учитывая большую валютную долговую задолженность государственных компаний перед нерезидентами, можно использовать валюту на погашение этих долгов. А также на выкуп активов российской экономики, принадлежащих иностранным инвесторам.

Наконец, можно осуществлять закупки золота. Конечно, приобретение больших партий «желтого металла» неизбежно повысит мировые цены на золото, однако можно пойти даже на такой шаг, учитывая, что в настоящее время этот драгоценный металл сильно недооценен.

Впрочем, имеются и иные способы использования валютной ликвидности. Сохранение ее на депозитных счетах иностранных банков в свете ожидаемых санкций нецелесообразно.

Честно говоря, остается неясным, почему Вашингтон допустил такое большое изъятие казначейских бумаг из хранилищ Федерального резерва. Видимо, опасался шума, который могла поднять Москва, что имело бы непрогнозируемые последствия для долларовой системы. Известно, что Вашингтон осуществлял уже «тихое» блокирование изъятий в прошлом. Так, после катастрофы на АЭС «Фукусима» Японии для ликвидации ее последствий потребовалось большое количество наличной валюты. Она предполагала изъять для этой цели значительную партию казначейских бумаг из американского депозитария, однако Вашингтон блокировал это изъятие. Япония шум поднимать не стала.

Опыт противодействия валютным санкциям

Об избавлении от долларовых резервов думает крупнейший их держатель - Китай. В ноябре прошлого года заместитель председателя Народного банка Китая заявил, что Китай прекращает дальнейшее накопление казначейских бумаг США. От слов Китай перешел к делу: в последний месяц года Поднебесная избавилась от казначейских обязательств на сумму в 47,8 миллиарда долларов, сократив их уровень владения на 3,6% до 1,27 триллиона долларов. Китай во второй раз за свою экономическую историю продал рекордное количество государственных ценных бумаг США. Из каких депозитариев Китай выводил свои бумаги, информации не имеется, известно лишь, что бумаги были сразу же проданы на рынке.

Хотя некоторые аналитики намекают на то, что, мол, Россия и Китай координируют действия по сокращению своих долларовых резервов, явных признаков сотрудничества в этой области не видно. Впрочем, обе страны могут действовать предельно осторожно. Поскольку неожиданный крах долларовой системы неизбежно нанесет удар как по Китаю, так и России. Однако «цена вопроса» для России намного меньше, чем для Китая: у нас долларовые резервы почти на порядок меньше, чем у «поднебесной».

Наша страна не впервые сталкивается с подобными ситуациями - угрозами замораживания или даже конфискаций наших валютных резервов за рубежом. В этой области у нас имеется как позитивный, так и негативный опыт.

Так, 100 лет назад, когда в воздухе уже пахло порохом, Государственный банк Российской империи успел вывести свои валютные депозиты из немецких банков. А вот с Францией, которая вроде была нашей союзницей по Антанте, мы просчитались. Она заморозила в начале Первой мировой войны наши валютные счета в своих банках. Интересы военно-политического сотрудничества для нее оказались на втором месте по отношению к финансово-коммерческим интересам. Эти депозиты Франция рассматривала в качестве гарантии выполнения Россией своих обязательств перед французскими держателями долговых бумаг российского казначейства.

Нечто похожее случалось и в советский период нашей истории. Так, после венгерских событий 1956 года возникла угроза замораживания Вашингтоном наших валютных счетов в американских банках. В 1957 году все валютные счета Внешторгбанка были переведены в банки Лондонского Сити. Эти деньги, между прочим, положили начало рынку евродолларов и возрождению былой славы Лондона как международного финансового центра.

О золотой составляющей международных резервов

В связи с описанной историей по изъятию казначейских бумаг эксперты напоминают, что Федеральный резерв является депозитарием не только казначейских бумаг, но также золота, являющегося частью международных резервов других стран. По некоторым оценкам, в хранилище Федерального резервного банка Нью-Йорка на Манхэттене размещено золото десятков стран мира. Однако, как показали попытки Германии произвести репатриацию своего золота из американских хранилищ, дело это оказалось крайне сложным. В СМИ иногда проскакивает информация, что в американских хранилищах есть и российское золото. В этой связи опять хочу напомнить, что накануне первой мировой войны Россия имела некоторое количество металла за границей, однако до 1 августа 1914 года все оно было перемещено в хранилища Государственного банка Российской империи.

В любом случае, международная ситуация сегодня такова, что все золото в стране должно быть сосредоточено в руках государства.

Во-первых, необходимо обеспечить, чтобы все 100% добычи желтого металла поступали в государственные хранилища, формировали национальный стратегический резерв. Во-вторых, учитывая не вполне государственный статус нашего Банка России (это особый разговор), следует немедленно золотой запас Российской Федерации (на сегодняшний день - около 1000 т) перевести с баланса ЦБ на баланс Минфина России.

Валентин Катасонов - профессор, доктор экономических наук, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Валентин Катасонов

Источник: stoletie.ru

Работникам культуры Республики Марий Эл посвятят музыкальный праздник

22 марта в г. Йошкар-Оле, во Дворце культуры им. XXX-летия Победы, состоится Праздник, посвященный Всероссийскому Дню работников культуры.

Гостями знаменательного события станут  работники культурно-досуговых учреждений и руководители коллективов народного художественного творчества, проработавшие многие годы в  клубно-досуговой сфере и внёсшие большой вклад в сохранение и развитие народного творчества.

По доброй традиции в свой профессиональный праздник лучшим работникам будут вручены правительственные и ведомственные награды. Свои награды получат победители республиканского конкурса лучших муниципальных учреждений культуры, находящихся на территориях сельских поселений, и их работников и победители фестиваля-конкурса  эстрадного творчества "Эстрадный вернисаж".

Организатор мероприятия – Республиканский научно-методический центр народного творчества и культурно-досуговой деятельности при содействии Министерства культуры, печати и по делам национальностей Республики Марий Эл.