January 15th, 2014

Индекс свободы экономики: Россия рядом с Бурунди

В Индексе экономической свободы Россия заняла 140-е место из 178, оказавшись по соседству с Таджикистаном, а также с самыми отсталыми африканскими государствами - Либерией и Бурунди.

Исследование было подготовлено американским исследовательским институтом Heritage Foundation в партнерстве с газетой Wall Street Journal.

По сравнению с прошлым годом, уровень экономической свободы в России вырос на 0,8 балла и достиг значения 51,9 (за максимум принимаются 100 баллов - это означает идеальные для бизнеса условия).

Положительная динамика зафиксирована в сфере государственных расходов, отражающих степень участия государства в экономике: этот показатель вырос на 7,1 пункта.

Таким образом, по мнению составителей рейтинга, степень государственного участия в разных секторах экономики за год уменьшилась.

Индекс экономической свободы 2014 года. Факты

Это 20-й, юбилейный, выпуск Индекса экономической свободы. В фокус внимания его составителей в этом году попали 186 стран, однако ранжированы по местам были только 178 из них, поскольку данные по оставшимся восьми странам частично отсутствовали (в их числе Афганистан, Лихтенштейн, Сомали и другие).

В целом, констатируют авторы Индекса, средний показатель экономической свободы во всем мире в этом году вырос на 0,7 балла по сравнению с аналогичным показателем в прошлом году. То есть экономических свобод в мире прибавилось.

Значительный прогресс по сравнению с прошлым годом достигнут в Сингапуре, Швеции, Колумбии, Польше, африканском государстве Кабо-Верде и в Турции. Наоборот, регресс отмечается в таких странах, как Кипр, Мальта, Монголия и Марокко.

Однако общая диспозиция рейтинга мало чем отличается от прошлогодней. По-прежнему первые три места занимают Гонконг, Сингапур и Австралия, а другие ведущие места в рейтинге достались наиболее благополучным экономикам Европы, Северной Америки и Азии.

Россия в 2012 году помещалась составителями рейтинга на 144 место, в 2013-м подросла до 139-го, а теперь опять просела до 140 места. На 138 месте Либерия (значение рейтинга 52,4 балла), на 139 месте Таджикистан (52 балла), на 141 месте Бурунди (51,4).

Однако негативные изменения в других сферах уравновесили этот прорыв: ухудшилась ситуация с коррупцией (минус 1,9 балла), свободой торговли (минус 2,8 балла) и налоговым администрированием (минус 1,3 балла).

В итоге из 43 стран европейского региона Россия заняла 41-е место. Эксперты Heritage Foundation, как и в прошлом году, определили ее в категорию стран с преимущественно несвободной экономикой.

Впрочем, независимые аналитики призывают не делать из рейтингов предмета поклонения: серьезные, академические экономисты никогда не выносят суждений о той или иной экономике на основе индексов - их используют лишь как дополнительный материал для размышлений.

К тому же, конкретно этот Индекс, составляемый фондом Heritage Foundation и газетой Wall Street Journal, вызывает в экспертном сообществе немало споров.

Странный - на первый взгляд

Дело в том, что его авторы не скрывают своих более чем консервативных подходов к экономическому анализу, основывающихся на идеях шотландского экономиста Адама Смита (а он сформулировал их еще в XVIII веке).

Высшая ценность такого мировоззрения - свобода ведения бизнеса и минимум ограничений для предпринимателей. Поэтому, например, значение Индекса будет ниже, если в описываемой стране власти повысят минимальную заработную плату - ведь это тоже ограничение свободы бизнеса.

В расчет принимаются не макроэкономические показатели, а оценки степени экономической свободы - всего десять критериев: гарантия прав собственности, свобода от коррупции, прозрачность налогообложения, прозрачность государственных расходов, свобода предпринимательства, монетарная свобода (то есть эффективность денежного регулирования), свобода торговли, инвестирования, рынка труда и финансовая свобода.

Именно поэтому рейтинг показывает результаты, которые, на первый взгляд, кажутся странными. К примеру, в Индексе-2014 (он покрывает отрезок в 12 месяцев с середины 2012 года до середины 2013-го) Италия находится на 86-м месте, а Киргизия на 85-м, то есть опережает ее по степени экономической свободы.

То же самое и в случае с Францией, отстающей на пять мест от африканского государства Руанда.

Свобода или стабильность?

Некоторым экспертам выводы, следующие из Индекса, представляются странными не только на первый взгляд.

В числе известных оппонентов этой методологии - известный американский ученый Джеффри Сакс, которого называют одним из влиятельнейших экономистов современности. В начале 1990-х годов он был советником президента Бориса Ельцина, разрабатывал политику "шоковой терапии", но позже заявил, что российские власти извратили его рекомендации.

По его мнению, главная установка рейтинга - а смысл ее в том, что высокая степень экономической свободы обязательно ведет к экономическому росту - некорректна. Он обращает внимание на то, что хорошие рейтинговые показатели Швейцарии или Уругвая не гарантируют этим странам быстрого экономического развития.

В то же время Китай, который в Индексе-2014 занимает 137-е место (близко к России), в отличие от стран еврозоны, может похвастаться стабильным ростом ВВП, пусть и замедлившимся, но все же составившим в 2013 году 7,6%.

По другую сторону баррикад - экономисты, считающие Индекс интересной попыткой ранжировать экономическую реальность и дать стимулы к ее улучшению.

"Если еще в начале 2000-х годов считалось, что для высоких темпов экономического роста нужна стабильность, а не свобода, то сейчас концепция поменялась", - рассказывает главный экономист Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов.

"Большинство экспертов сегодня полагают, что сами институты являются главной движущей силой экономического роста. Другими словами, высокая степень развития демократии, в конечном счете, благоприятно сказывается на росте", - резюмирует он.

Отчасти эта позиция подтверждается и общей диспозицией рейтинга, составленного Heritage Foundation и Wall Street Journal: несмотря на ряд неожиданных результатов (как в случае с Киргизией и Италией), в целом, картина сообразуется с общепринятыми представлениями.

Ведущие позиции в Индексе занимают европейские державы, а на первом месте один из ведущих финансовых центров Азии и всего мира - Гонконг.

Дмитрий Булин, источник: bbc.co.uk

Доллар умрет последним

Россия вынуждена предпринимать не самые полезные для экономического роста меры. 

Сегодня рубль отстает от валют других развивающихся рынков. Само по себе ослабление национальной валюты достаточно традиционно для текущего сезона, но сейчас рубль продолжает снижение, начатое десять месяцев назад. Начав активное движение 15 февраля 2013 года, стоимость бивалютной корзины (55 % в USD и 45 % в EUR) выросла почти на 11 %. По мнению экспертов, в текущем квартале корзина валют может продолжить свой рост и прибавить 5–8 %.

Центробанк и правительство России пытаются стимулировать экономический рост методами 1998 года – заморозить тарифы естественных монополий и девальвировать рубль: с мая по январь он ослабел на 15 %. Происходит это на фоне отказа крупного бизнеса от инвестиций в рублях. Быстрыми темпами растет и корпоративный долг – за год он увеличился на 15-20 %. Дальше ситуация так развиваться не может, это становится опасным. Власти задумались: что теперь делать? Нельзя же стимулировать экономику бесконечным ослаблением национальной валюты. В конце концов, это только разгонит инфляцию и ухудшит качество жизни населения.

В последние годы ЦБ снизил свое влияние на формирование курса национальной валюты, он стал вмешиваться в этот процесс лишь в форс-мажорных обстоятельствах. Если правительство не изменит свою политику, ничего хорошего нас не ждет, считает финансовый омбудсмен Павел Медведев. Главная на сегодня проблема – полное недоверие к ней со стороны бизнеса: 59 % собственных средств предприятия держат на депозитах в банках. То есть, они не хотят использовать свои деньги для развития своих же компаний.

Как утверждают аналитики, современная российская экономика – одна из самых несамостоятельных среди крупных экономик мира. Она больше зависит от действий ФРС, чем от политики Банка России. Связано это в первую очередь с тем, что если, например, экономика США является экономикой спроса, то наша – предложения. Если в Америке и Европе, а теперь еще и в Китае спрос будет расти, то лишь в этом случае у нас начнется экономический подъем.

Другое дело, что в значительной степени этот спрос искусственный, он создается за счет эмиссии. Сегодня граждане США тратят на 20-25 % больше, чем получают. Печатный станок по обе стороны Атлантики "дарит" американцам до 3 трлн. долларов дополнительно, и еще 2,5 трлн. евро – европейцам. Часть этих средств приходит и к нам. Это хоть как-то поддерживает наше народное хозяйство на плаву.

Внутренние же факторы для экономического роста в России явно недостаточны. Они еще больше ослабели после того, как в стране перестала существовать дешевая рабочая сила. И есть лишь две возможности исправить положение: или более широко и активно применять малооплачиваемый труд мигрантов, или быстро увеличивать производительность труда. Первый путь не продуктивен, он окончательно закрывает путь к модернизации, а второй в условиях нехватки инвестиций – малореальный.

Уровень жизни поддерживается в России перераспределением доходов от сырьевого сектора по всем слоям населения. Другое дело, что каждому из них достается разная часть. Но уже всем стало ясно, что "пирог" не будет расти, ТЭК больше не стимулирует экономику на развитие, нужна иная модель. Но Россия сильно связана сформировавшимся мировым порядком, который дает ей мало шансов. Ситуация складывается парадоксальная: свои золотовалютные резервы мы держим под 1,5 % в американских казначейских бумагах, а затем занимаем в зарубежных банках наши же деньги под 5 %.

Классики политэкономии считали, что деньги хотя и специфический, но все же товар. И каждый день жизнь лишь подтверждает этот тезис. Но классикам и в голову не могло прийти, до каких астрономических размеров и до какого немыслимого разнообразия способен разрастаться этот сектор. Сегодня оборот мировых валютных рынков, по данным Банка международных расчетов в Базеле, равен 3,3 трлн. долларов в день при мировом ВВП всего лишь в 60 трлн. долларов в год. Это означает лишь одно: обменные валютные операции давно имеют мало общего с задачами обслуживания внешней торговли, учитывая, что ее объем в 50 раз меньше этой суммы.

В конце 70-х годов произошло окончательное превращение валютных рынков в отдельный, действующий по собственным законам, спекулятивный рынок. Его цель и смысл – покупать и продавать деньги, чтобы делать на этих операциях те же самые деньги, только в больших масштабах. Из этого факта можно сделать важные выводы для понимания того, что сегодня творится в мире и в России.

Обычно мы полагаем, что курсообразование всех валют происходит по одинаковым правилам. На самом деле это далеко не так. Перефразируя известную фразу Оруэлла, можно сказать, что все валюты равны, но есть валюты равнее других. Формирование курса денежных единиц с разной степенью интернационализации происходит по-разному. Валюты, обслуживающие преимущественно внутренний оборот (к которым относится и рубль), колеблются по одним законам, тогда как курсообразование резервных валют во многом зависит от других факторов. Этот процесс оказывается более выгодным для их стран эмитентов, чем для стран, имеющих чисто национальные деньги.

Общепризнанные резервные валюты – доллар, евро, фунт, отчасти йена – гораздо более отзывчивы на факторы, ведущие к росту их курса, и более устойчивы к факторам, толкающим их вниз. Это происходит потому, что у этих стран существуют развитые финансовые рынки, инвесторам есть куда вкладывать свои средства. И поскольку эти финансовые рынки большие и сильные, то они, подобно большим кораблям во время шторма, меньше поддаются качке. Валюты же с низкой степенью интернационализации сильно подвержены влиянию внешних стихий.

К сожалению, ситуация складывается таким образом, что правительства государств с развивающимися рынками вынуждены проводить очень сложную денежно-кредитную политику. Развитые страны Евросоюза либо стимулируют экономическую активность, либо поддерживают ценовую стабильность. А вот по поводу валютного курса они беспокоятся гораздо меньше.

Страны с формирующейся рыночной экономикой обречены на выполнение двух задач, которые изначально противоречат друг другу. Они должны обеспечивать развитие народного хозяйства, а для этого процентная ставка рефинансирования должна выполнять эту функцию, то есть снижаться, и одновременно они должны поддерживать обменный курс, для чего также используют ставку рефинансирования – ее в этом случае следует повышать.

В итоге происходит то, что происходит. В развитых странах ставка рефинансирования снижается, а вот в России в и некоторых других государствах – нет. Потому что, если ставка рефинансирования будет снижаться, девальвация национальной денежной единицы продолжится. Но это ведет к еще большему закупориванию инвестиционной активности. Россия и другие схожие с ней страны становятся заложниками валютной стабильности и вынуждены предпринимать меры, мягко говоря, далеко не самые полезные для экономического роста.

Сегодня основой мировой экономики являются транснациональные корпорации (ТНК), на них приходится до 80 % мировой торговли. Они создают большое количество рабочих мест по всему миру. По сути дела ТНК – это экономическое ядро мира. Но Россия, за исключением нескольких сырьевых компаний, в него не входит. И нет никаких признаков того, что в обозримом будущем что-то изменится. В мире идет сворачивание основ национальных государств, на их место приходят транснациональные корпорации.

Россия ощущает угрозу потери суверенитета и пытается найти адекватный ответ, проводя крайне двойственную политику. С одной стороны, она стала членом ВТО и старается больше интегрироваться в мировое хозяйство, с другой – пытается хоть как-то отгородиться от этого наступления, ставя на его пути барьеры. Она создает ТС и и ЕврАзЭС, не пускает Украину в Евросоюз. Но при этом держит свои активы в резервных валютах, в первую очередь, – в долларах, понимая, что если начнется всеобщее падение валют, доллар умрет последним. И мы хоть что-нибудь, да сохраним. По сути дела, это типичное проявление страха перед будущим, в котором Россия пока не нашла своего достойного места.

Владимир ГУРВИЧ, источник: novopol.ru

Научился ли российский бизнес защищаться от силовиков?

Общественные организации не заменят правоохранительную систему, но могут помочь очистить ее от наиболее коррумпированных сотрудников.

Это продолжение серии публикаций российских экспертов из Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА) о стратегических проблемах развития страны.

В декабре на конференции «100 шагов к благоприятному инвестиционному климату. Достижения и новые вызовы», организованной Агентством стратегических инициатив (АСИ) и газетой «Ведомости», участники отчитывались об успехах. Общая тональность выступлений такова: несмотря на многочисленные проблемы, бизнес-сообщество совместно с прогрессивными технократами в правительстве с опережением графика выполняет задачи по улучшению делового климата, поставленные Владимиром Путиным. Наглядное подтверждение этому — перемещение России в рейтинге Doing Business со 120-й на 92-ю позицию. А уже после конференции указом президента был стремительно освобожден из колонии бывший владелец компании ЮКОС Михаил Ходорковский.

Сочетание и «формат» этих событий наглядно характеризуют две стороны российского бизнес-климата.

Очевидно, что налоговая нагрузка, простота административных процедур, доступ к электросетям влияют на издержки бизнеса. Однако иная, трудноизмеримая составляющая инвестиционного климата — это гарантии защиты прав собственности и личной безопасности предпринимателей. В этом аспекте «дело ЮКОСа», завершающееся сейчас на наших глазах, стало знаковым прецедентом.

Само «дело ЮКОСа», безусловно, было политическим. Оно должно было наглядно продемонстрировать изменение баланса сил в «правящей коалиции» — с превращением крупного бизнеса в «младшего партнера» по отношению к федеральной бюрократической элите. Однако для представителей средних и нижних этажей «вертикали власти» избирательный характер применения права по отношению к владельцам и менеджерам крупнейшей компании стал мощным неформальным сигналом об общем изменении отношения к предпринимателям. Многие эксперты обоснованно считают, что именно «дело ЮКОСа» открыло двери для массовой практики «рейдерских захватов» бизнеса с активным участием представителей правоохранительных структур.

Можно сказать, что в 2003-2004 годах, глядя на происходящее наверху, каждый уважающий себя майор или полковник милиции захотел получить «свой маленький ЮКОС». Практические последствия такого поворота в последние годы многократно освещались в СМИ — от «дела Евросеть-Моторола» и «дела химиков» в докризисный период до недавнего «макового дела».

Изменилось ли что-либо с этой «темной» составляющей российского бизнес-климата? И может ли освобождение Ходорковского в сочетании с активностью таких организаций, как АСИ, повлиять на этот процесс?

Бои с переменным успехом

Надо признать, что, в отличие от рейтингов Doing Business, на «невидимом» фронте продвижение остается скромным. С одной стороны, в 2012 году в российской системе госуправления появился специальной пост уполномоченного по защите предпринимателей. Назначенный на эту должность в июне 2012 года Борис Титов смог при поддержке ведущих бизнес-ассоциаций подготовить и политически продвинуть проект амнистии для предпринимателей. В результате амнистии по состоянию на конец ноября для 1408 предпринимателей прекращено расследование уголовных дел и (или) они освобождены от наказания по вступившим в силу приговорам судов.

С другой стороны, Следственный комитет (СК) по-прежнему продолжает расследование так называемого «дела экспертов» — с допросами Яны Яковлевой, Тамары Морщаковой и других его «участников». Судя по постановлению Басманного суда, полученного в казахском суде адвокатами одного из экспертов, их предполагаемая вина состоит в том, что ими «издавались монографии и осуществлялись публикации в средствах массовой информации о необходимости внесения изменений в уголовное законодательство России. Таким образом, создавалась иллюзия необходимости либерализации уголовного законодательства, и в интересах Ходорковского М.Б. были внесены изменения в законодательство России».

Одновременно СК успешно лоббирует поправки в Уголовный кодекс, возвращающие ему право возбуждать уголовные дела по налоговым статьям без участия налоговых органов. Бизнес (поддержанный экономическим блоком правительства, включая налоговую службу) активно пытается противодействовать этим поправкам, но в первом чтении законопроект принят в исходной редакции, предложенной СК.

В этом же направлении усиления контроля за бизнесом идет новая волна мер по «деофшоризации», озвученная Путиным. При этом в аргументах «силовиков» есть своя правда: уход от налогов и мошенничество в российском бизнесе распространены никак не меньше (а скорее больше), чем в других странах. Как среди правоохранителей, так и в бизнес-сообществе есть недобросовестные игроки. Но и там и там есть и добросовестные участники, не застрахованные от ошибок.

Механизм, позволяющий отделять непреднамеренные ошибки от злоупотреблений, — это независимая судебная система. Однако в России суды, выносящие лишь 0,3% оправдательных приговоров, очевидно, являются придатком правоохранительной системы. Так что же, об обеспечении гарантий прав собственности и личной безопасности предпринимателей стоит забыть до возникновения независимых судов?

Или что-то можно сделать уже сегодня?

Известный специалист по проблемам развития, профессор Гарвардского университета Дэни Родрик отмечает, что в таких условиях стоит подумать о поиске second best institutions — институтов, которые по своему дизайну могут совсем не соответствовать стандартам «высокой теории», но при этом способны поддерживать экономическое развитие в той несовершенной среде, где они возникли. Исследование, проведенное нами в Высшей школе экономики, дает основание полагать, что российский бизнес, похоже, смог нащупать формат подобного нестандартного института. Речь идет о Центре общественных процедур «Бизнес против коррупции» (ЦОП БПК), созданном ассоциацией «Деловая Россия» в феврале 2011 года.

Как это работает?

Как подчеркивалось в докладе Минэкономразвития в правительство в июле 2011 года, БПК призван «объединить усилия делового сообщества, общественных организаций и органов государственной власти в борьбе с рейдерством и коррупционным давлением на бизнес». Ключевой особенностью этого механизма является публичное рассмотрение обращений предпринимателей, которые считают, что они столкнулись с необоснованным уголовным преследованием и рейдерским захватом бизнеса. Все обращения фиксируются в реестре, который доступен на сайте БПК. Регламент БПК предусматривает семь стадий рассмотрения обращений, включая сбор информации по делу, запрос в региональное отделение «Деловой России», заключение эксперта-юриста, решение сопредседателей БПК о вынесении обращения на Общественный совет БПК, рассмотрение вопроса на совете и, наконец, итоговое решение по заявлению.

Рассмотрение дела в региональном отделении «Деловой России» позволяет понять, насколько добросовестным является сам заявитель. Затем обращение анализирует эксперт-юрист из числа адвокатов, сотрудничающих с БПК на общественных началах по принципу pro bono. После этого сопредседатели БПК (в их число входят бизнес-омбудсмен Титов, вице-президент «Деловой России» и бывший депутат Госдумы Андрей Назаров, бывший председатель Совета по правам человека при президенте Элла Памфилова и ряд других статусных фигур) коллективно принимают решение о целесообразности вынесения обращения предпринимателя на заседание Общественного совета.

Источник: forbes.ru

Рыночная экономика не спасет Россию от распада

«Благодаря» реформам мы из социализма скатились в феодализм и продолжаем деградировать.

Индустриальный социализм, созданный в СССР и странах-союзниках, одержал историческую победу над индустриальным капитализмом. Однако пока он почивал на лаврах, капитализм вел отчаянную борьбу за выживание и прорвался в новую историческую фазу своего существования. Индустриальный социализм проиграл соревнование с постиндустриальным капитализмом. Отказ от дальнейшей борьбы обернулся для СССР социальной и экономической катастрофой последнего десятилетия.

По сути, была сделана попытка перейти от индустриального социализма к индустриальному капитализму, то есть заведомо изжитой форме общества, от которой давно отказались другие страны. В результате в стране оказались разрушены в первую очередь постиндустриальные сферы экономики, то есть уничтожена основа перехода к постиндустриальному капитализму.

Каково место России в мировом разделении труда?

До катастрофы СССР имел мощный постиндустриальный задел в лице наукоемкой, в первую очередь оборонной и космической промышленности и мощной научной базы, потенциал которой в полной мере не использовался, а на мировой арене выступал в первую очередь как поставщик сырьевых ресурсов.

В результате катастрофы страна с одной стороны лишилась постиндустриального задела, с другой - оказалась зависима от импорта товаров потребления, которые она оплачивает сырьевыми ресурсами при разрушении отечественной производительной промышленности.

В результате она не имеет возможности конкурировать на мировом рынке индустриальной продукцией, ограничена конкуренцией и конъюнктурой цен в сырьевом секторе, переданном в основном в частные руки и не допускается к конкуренции на рынке наукоемкой, постиндустриальной продукции. Из нее вывозятся капиталы и не ввозятся технологии.

Каков социально-экономический уклад современной России?

Предсказуемая неудача в переходе к индустриальному капитализму и невозможность построения постиндустриального привели к тому, что в России не утверждаются капиталистические отношения.

Политическая нестабильность, неэффективность государственного управления и деградация производства ведут к тому, что вложение капиталов в ее экономику рискованно и неэффективно.

Капитал, как общественное отношение, не может существовать без частной собственности на средства производства, т.е. без частной собственности и без производства. С одной стороны, производства не существует, поэтому не может быть частной собственности на него. С другой стороны, устанавливающаяся собственность не является частной, поскольку нет ее неприкосновенности. Предприятия передаются тем, кто близок и лоялен власти, но они отбираются при изменении власти.

По сути, установилась система раннефеодальных кормлений, когда власть передает некие экономические объекты своим сторонникам и отбирает при изменении политических отношений. В результате «обладатели» этих объектов не заинтересованы в их развитии, а стремятся к выкачиванию из них всего возможного, конвертации в денежный эквивалент и выводе его в другие страны.

Капитализм не может существовать без более-менее адекватной оплаты рабочей силы. Но такой оплаты не происходит, поскольку новый экономический класс не заинтересован в производстве прибавочной собственности, т.к. не заинтересован в производстве, как таковом.

В результате в стране запущен механизм экономического и социального регресса, который проявляется не только в деградации собственно производства, но в обрушении, регрессе форм социальной жизни, деиндустриализации и деурбанизации страны.
Современный социально-экономический уклад в России ниже капитализма, он постепенно опускается до ранне-феодальных форм и продолжает это попятное движение.

Можно ли построить капитализм без сохранения государственной целостности России?

Капиталистические отношения не складываются в стране как в связи с неэффективностью и невыгодностью вложения капитала в ее экономику и вывозе его за рубеж, так и в связи с невыгодностью продажи в стране квалифицированной рабочей силы. Поскольку новый господствующий класс не стремится, да и не имеет ресурсов оплачивать рабочую силу на уровне мировых цен на нее, ее носители неизбежно стремятся либо продавать ее иностранным покупателям, либо использовать ее в непроизводительных сферах.

Изменить это положение можно, лишь отгородившись от мировой экономики, то есть путем государственного вмешательства преградив путь вывозу капитала, утечке квалифицированной рабочей силы за границу и использованию ее в непроизводительных силах.

Однако современное Российское государство не имеет сил и средств ограничить эти процессы как в силу отсутствия властного ресурса и разложения государственных структур, так и в силу отсутствия собственной легитимности, т.е. готовности масс всерьез подчиняться его решениям. Одновременно оно и не заинтересовано в этом, поскольку является государством, действующим в интересах тех самых социально-экономических групп, которые заинтересованы в личной экономической интеграции в мировые экономические отношения. Государство групп, заинтересованных в вывозе капитала и ресурсов, не может прекратить этот вывоз, поскольку это означает конфликт с теми, кто обеспечивает его власть.

Можно ли сохранить государственную целостность России при нынешней экономической политике?

То, что называется рыночными отношениями в современной России, в условиях разрушения производства, направлено на максимальную свободу конвертации отечественных ресурсов в мировую экономку. Но сохранение государственной целостности России означает ограничение права экономических групп на максимальный вывоз региональных ресурсов.

Ограничение такого права означает конфликт центральной власти с теми группами, на которых держится ее власть на местах. Без поддержки этих групп она не может удерживать свою власть в регионах, то есть обеспечивать целостность страны, но платить этим группам она может только реальным отказом от этой целостности.

Можно ли выйти из кризиса без продвижения к постиндустриальному обществу?

Россия не может выйти из кризиса путем запуска механизма рыночного стимулирования, поскольку рыночная логика предполагает продолжение экспорта ресурсов в обмен на продукты текущего потребления с последующим их проеданием и вывозом капиталов за границу.

Войти в мировое разделение труда на равноправных началах Россия может, только перейдя к участию в нем в постиндустриальной сфере, там, где у нее остаются некоторые технологические заделы и где она обладает ресурсами, с которыми могут быть сопоставимы лишь США. То есть перед ней выбор: либо быть источником сырья и рабочей силы и продолжать стагнировать свое производство, либо совершить прорыв в новую технологическую эпоху.

Однако для такого прорыва (теоретически возможного) сегодня необходимы капиталы в размере нескольких триллионов долларов. Такие средства в экономику России инвестированы в более менее стандартных условиях быть не могут как в силу ненадежности политических условий, так и в силу того, что их некому в нее инвестировать – для этого была бы нужна программа, аналогичная плану Маршалла, то есть если бы имела место целенаправленная политика ряда ведущих государств во главе с США, ориентированная на сознательное превращение России в технотронную сверхдержаву, т.е. политика сознательного превращения России в мощного конкурента США.

Единственным способом осуществления такого прорыва является мобилизационный курс, подчиняющий все внутренние ресурсы решению этой задачи.

Сергей Черняховский, источник: km.ru

Борщевой набор будет дорожать быстрее инфляции

Зимой мы становимся особенно зависимы от импортных поставок овощей. Потому и цены на них растут быстрее. Но уже осенью 2014 года ситуация может измениться в лучшую сторону, сообщила директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.

А года через три в достатке и по гуманным ценам появится и своя мраморная говядина. Пока доля импорта здесь составляет почти сто процентов, а по всему мясу доходит до 23 процентов.

- Елена Борисовна, значит, пока овощи нас не порадуют? И цены на них продолжат взлет, как две предыдущие зимы? В прошлом году вроде урожай был хороший.

- На нашем рынке есть проблема дефицита мощностей по хранению овощей. И до весны мы сможем сохранить не все объемы произведенной овощной продукции. Именно с этим связан рост импорта овощей и фруктов в зимний период. И вместе с ним - рост цены.

Так что до лета мы будем видеть сезонное подорожание фруктов и овощей. Пока не поступит в продажу продукция местного производства.

Также рост цен на импортную овощную продукцию будет соответствовать увеличению курса иностранных валют к рублю. Это тоже достаточно важный инфляционный фактор. Плюс мы увидим опережающий рост цен на овощи открытого грунта. Речь идет о "борщевом наборе" - картофеле, моркови, свекле, капусте, луке. В прошлом году действительно был хороший урожай, но уборка проходила в дождливый период и срок хранения этих овощей будет намного меньше.

Ощутимый рост цен на них мы увидим уже где-то с февраля.

- Мясо-то хоть не разочарует?

- Если говорить про мясную группу продуктов, то там цены после новогодних праздников традиционно снижаются. Особенно в период поста, когда спрос на эту группу товаров падает. Именно в этот период оптовые цены относительно новогоднего пика сокращаются примерно на 5-10 процентов. В рознице мы видим как минимум стабилизацию. Резко падает спрос, и чтобы держать продажи на каком-то уровне, магазины "спускают" цены.

- Это и колбасы касается?

- Нет. Все это касается именно мяса. С колбасой отдельная история в этом году. Впервые за много лет в России снизилось производство колбасных изделий. Это говорит о том, что рынок очень высоко насыщен. И здесь можно говорить о некотором снижении цен только на качественную продукцию, которая пользуется меньшим спросом. Основные объемы потребления приходятся на средний ценовой сегмент - 300-400 рублей за килограмм. А у нас есть продукция - 500-800 рублей за килограмм. Я жду, что цены на нее снизятся. А продукция среднего ценового сегмента после поста подорожает.

- Представители молочной отрасли уже бьют тревогу - дефицит сырого молока. Как это скажется на потребителе?

- Общий объем производства молока достаточен для обеспечения наших потребностей. Однако у нас всего лишь 40-45 процентов молока производится сельхозпредприятиями. Речь идет о товарном молоке, которое соответствует требованиям переработчиков. Остальные объемы производятся в хозяйствах населения и в небольших фермерских хозяйствах. Поэтому переработчики испытывают дефицит товарных партий молока-сырья стандартного качества. Молока не хватает именно для переработки.

- Это значит, что будут дорожать йогурты, творожки и так далее?

- Я думаю, да. Это связано, во-первых, с дефицитом молока-сырья. Во-вторых, с тем, что это сегмент, где можно еще ожидать увеличения потребления. Потому что это продукты низкой стоимости. И снижение уровня доходов населения не ведет к резкому ограничению потребления этих продуктов.

- Если сейчас баночка йогурта стоит порядка 20 рублей, она подорожает раза в полтора?

- Она за прошлый год выросла с 15 до 20 рублей. Рост - 20-30 процентов. В этом году, я думаю, порядка 15 процентов роста можно ожидать. Потому что дальнейшее увеличение цены уже приведет к снижению потребления. Есть определенный потолок цены, после которого потребитель снижает потребление отдельного продукта.

- Такой рост будет по всему перечню "молочки"?

- Думаю, да. Посмотрите, год назад средняя цена на молоко была 40 рублей, сейчас - 46. Но здесь еще какая ситуация? Есть дефицит молока и нет предпосылок увеличения его производства для промпереработки. Я думаю, эта ситуация будет продолжаться в 2014 году. Хотя сейчас есть крупные молочные проекты замкнутого цикла. Строятся новые молочные фермы, молоко с которых будет поступать сразу для промпереработки. Но в 2014 году эти проекты еще не выходят на плановые мощности.

- Куда же идет молоко, которое производят мелкие хозяйства?

- Оно не всегда идет на переработку, потому что может не соответствовать требованиям переработчиков. Ситуацию на рынке "делают" наши крупные производители, лидеры рынка, которые имеют филиалы в разных регионах. Молоко у небольших фермеров закупают производители в регионах. Но они в меньшей степени влияют на ситуацию на рынке.

- Можно сказать, что молока, которое мы пьем, нам в этом году хватит?

- То молоко, которое мы пьем, - это тоже продукт переработки. Все молоко, которое мы пьем, покупая в пакетах, - это все промышленно переработанное. Фермерское молоко - молоко в баллонах, нерасфасованное. Для того чтобы оно было расфасовано и продано в рознице, оно должно быть закуплено у фермера или же у населения только после проверки его качества по жирности. И должно поступать на переработку в охлажденном виде. Далеко не все фермеры, особенно население, имеют такую возможность.

- Какая-то безрадостная картина. Вы говорили, у нас собственное производство растет. Когда это скажется на рынке?

- К следующей зиме, думаю, можно ожидать улучшения ситуации на рынке овощей. Потому что в 2013 году мы зафиксировали рост инвестиционной активности по строительству овощехранилищ.

Значит, можно надеяться на увеличение предложения российской продукции. Тем самым мы снизим зависимость от импорта, особенно в зимне-весенний период, и колебаний курсов валют, которые тоже сильно влияют на стоимость продукции. Думаю, мы сможем избегать таких серьезных колебаний на овощном рынке с конца следующего года.

- От импорта мы по многим позициям зависим?

- По овощам в зимний период зависимость от импорта составляет процентов 40. В летний - овощи практически не импортируем. Может, процентов пять. В среднем получается около 20 процентов.

По мясной группе доля импорта снижается. По птице это около 10 процентов. Притом что в двухтысячных было в районе 60 процентов. Большинство птицы тогда завозилось из США. По свинине мы сейчас приближаемся к показателю 12 процентов импорта. Он сократился с 40 процентов примерно за десятилетие.

По говядине ситуация лучше пока не становится. Импорт держится на уровне около 22-23 процентов. Производство пока не растет. Но у нас объявлена программа развития мясного животноводства. Это позволяет ожидать роста производства. Причем качественной говядины. И мы уже в этом году видим несколько достаточно крупных проектов по производству мраморной говядины. Правда, это мясо поступит на рынок не раньше чем через три года. Потому что достаточно долгий период откорма и формирования поголовья и стада.

- У нас есть мраморная говядина?

- Есть, но мало. С выходом этих крупных проектов на полную мощность, я думаю, импортную мраморную говядину мы сможем заместить на рынке. Причем качественным охлажденным продуктом.

- А что будет с яйцами? В конце года они наделали много шума.

- Я специально посмотрела ситуацию в регионах. В целом по России у нас рынок насыщен. Внутреннее производство обеспечивает потребление. Но если мы посмотрим по отдельным регионам, то увидим дисбалансы. Дефицит яйца у нас в основном на юге. Особенно в Северо-Кавказском федеральном округе. Рост цен там был самым высоким. Внутреннее промышленное производство яйца не обеспечивает потребности этих регионов. Опять-таки нужно учитывать, что летом там достаточно большой наплыв отдыхающих и спрос растет.

- Это связано с плохой логистикой?

- В этих регионах как раз дефицит мощностей по производству. В целом по Северо-Кавказскому федеральному округу и по отдельным регионам Южного федерального округа. В центре страны у нас перепроизводство. Но в этих регионах опять-таки дефицит складов по хранению скоропортящихся продуктов. То есть нужно продавать буквально с колес. Так что в том числе дело и в логистике.

Я считаю, в этих регионах перспективно развивать собственное производство. Себестоимость там будет ниже, так как климатические условия позволят снизить затраты на содержание птицы в зимний период. Климат более теплый, чем в центре и на севере. В Северо-Западном федеральном округе - наоборот, излишек предложения. У нас неравномерно распределены производственные мощности птицефабрик.

- Производители яиц объясняют рост сезонным фактором. Якобы яйца всегда осенью дорожают, а потом дешевеют. А после Пасхи и летом и вовсе обвал. Цена растет в пределах продовольственной инфляции?

- Такого скачка даже в рознице я не помню, чтобы за два месяца цена выросла на 20 процентов. Всегда более плавный рост был. Я думаю, пока сохраняется такой географический дисбаланс в отрасли, цены будет время от времени лихорадить.

- То есть географический баланс - главное?

- Основные факторы, которые влияют на формирование цен на рынке, - это баланс производства и потребления, доля импортной продукции и покупательная способность населения. В целом у нас на рынке продовольствия отмечается увеличение производства. Это можно говорить и по мясной группе, и по зерновым, и по овощам.

Конечно, есть нюансы. Например, объемы импорта снижаются непропорционально приросту производства. Рост производства мясной продукции опережает темпы сокращения импорта. Идет увеличение ресурсов российских производителей и растет конкуренция между ними. А рост внутренней конкуренции ведет к тому, что производитель вынужден снижать свою маржу.

Правда, это все касается цен производителей. У нас складывается достаточно интересная ситуация. Рынок производителей формируется отдельно, рынок розницы - отдельно. И даже если мы отмечаем снижение цены у производителей, в рознице мы отмечаем рост. Маржа ретейлера растет. Исключением являются только случаи, когда магазины проводят акции. Но тут стоит отметить, что темпы роста цен у нас опережают темпы роста доходов населения. И это может быть как раз сдерживающим фактором для подорожания продовольствия в рознице.

А как у них?

Мировые цены на молочную продукцию достигли своего максимума. Сохраняется высокий спрос на сухое молоко, особенно со стороны Китая, и перерабатывающие предприятия Южного полушария стали производить больше этого продукта вместо масла и сыра. В результате цены на масло и сыр выросли больше, чем цена на сухое молоко.

В декабре среднее значение Индекса цен на продовольственные товары ФАО почти не изменилось по сравнению с ноябрем и составило 206,7 пункта. Индекс ФАО, напомним, это показатель изменения за месяц международных цен на корзину продовольственных сырьевых товаров, который рассчитывает Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН. Резкое повышение в мире цен на молочную продукцию и мясо было уравновешено падением котировок сахара и более низкой стоимостью зерновых и масла.

И за 2013 год среднее значение индекса составило 209,9 пункта, что на 1,6 процента ниже показателя 2012 года. Тем не менее, это третье по величине значение индекса за всю его историю.

Василий Миронов, источник: kazakh-zerno.kz

В Марий Эл трое подростков ограбили пьяную женщину

Полицейские по "горячим следам" задержали преступников. 14 января около 2 часов ночи в Йошкар-Оле полицейские по "горячим следам" задержали двух девушек и 16-летнего подростка по подозрению в совершении грабежа, сообщает пресс-служба МВД по Марий Эл.

Во время патрулирования привокзальной территории в Йошкар-Оле полицейские заметили трех человек, убегавших во дворы домов. Это привлекло их внимание.

Спустя несколько минут они увидели расстроенную женщину. Подъехав к ней, сотрудники ППС выяснили, что только что ее ограбили трое молодых людей. Двое из них повалили ее на землю и сорвали золотые сережки.

Полицейские бросились в погоню за злоумышленниками и догнали их у железнодорожного вокзала. Все трое были задержаны по подозрению в совершении грабежа и доставлены для разбирательства в отдел полиции.

Полицейские установили, что незадолго до случившегося потерпевшая выпивала вместе с ними в закусочной. Увидев, что женщина уже пьяная, злоумышленники вышли с ней на улицу и недалеко от закусочной ограбили. Но преступникам "не повезло", во-первых, мимо проезжал экипаж ДПС, а во-вторых, все их действия были зафиксированы камерой видеонаблюдения.

- Материалы по факту грабежа находятся на проверке. Устанавливается степень вины каждого из участников преступления. По собранным материалам будет принято процессуальное решение, - сообщает пресс-служба ведомства.

В Марий Эл неработающие пенсионеры стали жить хуже

Материальное обеспечение более 17 000 неработающих пенсионеров в Марий Эл не дотягивает до прожиточного минимума.

В республике величина прожиточного минимума пенсионера на 2014 год установлена в размере 5 557 рублей. С 1 января все неработающие пенсионеры, у кого общая сумма материального обеспечения меньше этой величины, будут получать федеральную социальную доплату. Отделением ПФР по Марий Эл в январе 2014 года планируется направить на эти цели более 23 млн рублей, сообщили в пресс-службе ведомства.

По сравнению с прошлым годом прожиточный минимум пенсионеров увеличился на 10%, как следствие выросло и число получателей ФСД на 4 200 человек. Средняя выплата составила 1 355 рублей против 1 196 рублей в декабре прошлого года.

Напомним, что общая сумма материального обеспечения складывается из пенсии, дополнительного материального обеспечения, ежемесячной денежной выплаты (включая стоимость набора социальных услуг), а также мер социальной поддержки, установленных законодательством субъектов РФ в денежном выражении.

Неработающим пенсионерам, которым ранее была установлена социальная доплата к пенсии, обращаться в Пенсионный фонд с новым заявлением не нужно. С 1 января 2014 года данной категории граждан будет произведен перерасчет размеров федеральных социальных доплат по имеющимся сведениям в ПФР.

Неработающим пенсионерам, которые не обращались с заявлением об установлении социальной доплаты к пенсии и общая сумма материального обеспечения которых в 2014 году станет ниже величины прожиточного минимума, установленной в республике, необходимо будет обратиться в территориальный орган Пенсионного фонда.

ИА «МариМедиа».

Прокуратура Марий Эл обобщила итоги проверок исполнения законодательства о воинской обязанности

Прокуратурой республики подведены итоги проверки исполнения законодательства о воинской обязанности в ходе осеннего призыва 2013 года.

С целью устранения нарушений законодательства о воинской обязанности, об образовании прокурорами внесено 13 представлений, по постановлениям прокурора к административной ответственности по ст.19.20 ч.2 КоАП РФ за осуществление образовательной деятельности с нарушением лицензии привлечено 3 человека.Волжским межрайонным прокурором инициировано привлечение к административной ответственности по ст.19.20 ч.2 КоАП РФ директоров 3 общеобразовательных учреждений Волжского района в связи с отсутствием у образовательных учреждений учебно-методической литературы и иных ресурсов и средств, необходимых для обучения граждан начальным знаниям в области обороны и их подготовки по основам военной службы, что является нарушением требований лицензии на образовательную деятельность.

В целях пресечения нарушения прав граждан на образование прокурорами г.Йошкар-Олы, Сернурского района, Волжским межрайонным прокурором внесены представления директорам 4 образовательных организаций, чьи классы не укомплектованы в полном объеме литературой и учебными средствами, необходимыми для обучения граждан начальным знаниям в области обороны и их подготовки по основам военной службы.

Прокурорами г.Йошкар-Олы и Оршанского района выявлены факты предоставления призывникам отсрочек от призыва на военную службу в связи с обучением, по состоянию здоровья на основании документов, не соответствующих требованиям действующего законодательства (при отсутствии в справках образовательных организаций сведений о точных сроках освоения образовательных программ, на основании ненадлежащее заверенных выписок из истории болезни).
Прокуратурой Звениговского района установлены факты принятия решений о призыве на военную службу, предоставления отсрочки от призыва до проведения полного медицинского освидетельствования призывников.

Прокуратура по Марий Эл