May 17th, 2013

Дефолт "экономики трубы"

Буквально на глазах происходит ускоренное скатывание российской экономики в кризисное состояние - если в конце 2012г. в Правительстве строили радужные прогнозы на 2013г. и прогнозировали прирост ВВП в диапазоне 3,6-3,8%, то уже по итогам первых месяцев 2013г. высокопоставленные чиновники стали спешно пересматривать прогнозы по росту экономики.
После роста на 3,4% в 2012г. едва заметный рост экономики на 1,1% по итогам первых трёх месяцев 2013г. выглядит откровенным провалом. Тем более принимая во внимание рост среднегодовых цен на нефтяную смесь Urals с 110,5 в среднем в 2012г. до 111 долл. в январе-марте 2013г.
При этом имеет смыл отметить стремительный спад деловой активности в производственном секторе российской экономики - по итогам января-февраля отечественная деиндустриализированная промышленность продемонстрировала спад на 1,5% и лишь благодаря скачкообразному росту объёмов выпуска в марте текущего года до 2,5%, обусловленному статистическим эффектом низкой базы сопоставлений (годом ранее, в марте 2012г., был зафиксирован самый слабый рост промышленности за последние годы) сотрудникам Росстата удалось не испортить настроение руководству страны - спад производства сменился стагнацией с нулевой динамикой.
В этой связи целесообразно вкратце упомянуть результаты осуществлённой Росстатом в конце апреля текущего года переоценки динамики выпуска товаров и услуг по основным базовым видам экономической деятельности, которые вызвали шок даже у записных «ура-патриотов» и самых оптимистично настроенных сторонников «экономики трубы». Согласно последним оценкам главного статистического ведомства России, которое трудно заподозрить в желании «сгустить краски», выпуск основных видов товаров и услуг по итогам первых трёх месяцев текущего года вырос на рекордно низкие за последние годы 0,6%. В гораздо большей степени это похоже на статистическую ошибку и предкризисные судороги экономики, нежели на обещанные властями «модернизацию», «инновации» и «ускорение российской экономики».
Столь слабой динамики в российской экономике не наблюдалось аж с четвёртого квартала кризисного 2009г., когда производство товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности выросло на едва заметные 0,2%. Хуже того, за исключением января-марта 2009г., когда производство основных товаров и услуг сжалось на 12,4%, ни разу за последние 12 лет не наблюдалось столь масштабного спада производственной активности в ключевых секторах российской экономики. Для сравнения, в первом квартале 2012г. выпуск основных видов товаров и услуг увеличилось на 5,3%, в аналогичном периоде 2011г. рост составил не менее 5,1%, а в январе-марте 2010г. благодаря статистическому эффекту низкой базы и вовсе был зафиксирован рост производства на 5,9%.
Да, безусловно, в первом квартале текущего по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года средние цены на нефтяную смесь Urals снизились на 5,3% (с 117,2 до 111 долл. за баррель), что не могло не сказаться на темпах роста страдающей от «голландской болезни» российской «экономики трубы», 60% валютной выручки и 55% доходов федерального бюджета которой прямо или косвенно обеспечиваются за счёт эксплуатации нефтегазовых ресурсов. Однако в первом квартале 2011г., когда средние цены на нефтяную смесь Brent не превышали 102,57 долл., это нисколько не мешало российской экономике расти темпами в 3,5 раза более высокими, чем в январе-марте 2013г. - 3,5% против 1,1% соответственно. Тогда как производство товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности (сельского хозяйства, добычи полезных ископаемых, обрабатывающих производств, производства и распределения электроэнергии, газа и воды, строительства, транспорта, розничной и оптовой торговли) увеличилось на 5,1%, что выглядит недостижимой отметкой по меркам первых месяцев 2013г. (0,6%).
Даже в первом квартале 2010г., когда средние цены на экспортируемую из России нефть составляли менее 75,2 долл. за баррель (т.е. на 32,3% ниже сегодняшних отметок), российская экономика росла в 4 раза быстрее, чем в наступившем 2013г. - 4,1% по сравнению с 1,1%. А темпы роста выпуска основных видов товаров и услуг превышали отметку в 5,9%. С
Да, отчасти это обусловлено статистическим эффектом низкой базы и отскоком после спада на 7,8% в 2009г. - доведённая до состояния сырьевой колонии и рынка сбыта для продукции международных корпораций российская экономика обвалилась сильнее всех в группе G-8, G-20, БРИКС и странах-нефтеэкспортёрах. Однако в 2010г. масштабы коррупции, административные барьеры, а также цены на газ, воду, электроэнергию, грузовые перевозки, затраты на оплату труда и прочие издержки производства были заметно ниже отметок 2013г. (на 35-60%). Не говоря уже о реальном эффективном курсе рубля, который все последние годы после девальвации осенью 2008г. рос по отношению к валютам стран основных внешнеторговых партнёров России и уже достиг с учётом инфляции максимальных отметок лета 2008г. Что также оказывает крайне негативное влияние на конкурентоспособность отечественной экономики и остатков несырьевой обрабатывающей промышленности.
Другими словами, наблюдаемый в первые месяцы текущего года практически десятикратный (!) спад темпов роста выпуска товаров и услуг в основных секторах экономики вкупе с помесячным спадом ВВП, обвалом в промышленности и практически 5-% снижением грузоперевозок не удаётся списать на конъюнктурный спад деловой активности. Речь идет об исчерпании паразитической модели «роста без развития» и дефолте архаичной «экономики трубы» - дальнейшее проедание нефтедолларов, иностранных кредитов и займов, а также производственного, научно-технического и инфраструктурного наследия Советской эпохи невозможно.
Напомним, что ещё в конце 2011г. и начале 2012г., несмотря на бурный оптимизм высокопоставленных правительственных чиновников и неутихающие рассуждения о «вставании с колен», лучшие российские экономисты и эксперты, не аффилированные с Кремлём и свободные от антинаучных догм ультралиберальной доктрины «рыночного фундаментализма», предупреждали о дефолте примитивной по своей сути ресурсно-сырьевой модели роста, указывая на стремительно затухающий рост экономики в целом и обрабатывающих производств в частности на фоне стабильно высоких и даже растущих цен на энергоносители и прочие сырьевые товары, обеспечивающие до 85% российского экспорта.
«ДЕМОГРАФИЧЕСКИ ВСПЛЕСК» ОКАЗАЛСЯ ФИКЦИЕЙ
Однако все эти макроэкономические индикаторы и оценки не имели бы никакого значения, если бы не сказывались на уровне жизни россиян и социально-демографической ситуации. Насколько можно судить по последним оценкам Росстата, депрессивное состояние российской экономики и разрастание кризисных явлений в промышленности, которое спровоцировало чистую потерю свыше 200,7 тыс. рабочих мест в российской экономике в одном только 2012г., уже начинает сказываться на демографической обстановке в России. В 2012г. российские чиновники не уставали напоминать о рекордных показателях рождаемости и практически состоявшемся преодолении негативных последствий демографического спада 1990-х годов.
Тем не менее, демографические итоги первого квартала 2013г. наглядно свидетельствуют о том, что «рекордные результаты» 2012г. в гораздо большей степени были обусловлены не действиями правительства, а практически независящими от него факторами: наложением демографических волн, ростом рождаемости среди ассимилирующих иммигрантов (главным образом из слаборазвитых и бедных республик Средней Азии) и в моноэтнических республиках (главным образом на Северном Кавказе, Калмыкии, Татарстане, Башкирии, Бурятии и т.д.) и выходом в детородный возраст детей горбачёвского «бэби-бума», родившихся в эпоху пресловутого «сухого закона» 1985-1987гг.
Согласно последним оценкам Росстата, в первом квартале 2013г. по сравнению с аналогичным кварталом 2012г. численность родившихся россиян сократилась на 3,7 тыс. человек (с 451,7 до 448 тыс. человек) при одновременном росте численности умерших на 3,9 тыс. человек (с 486,6 до 490,5 тыс.). Закономерным результатом стало увеличение масштабов естественной убыли населения России с 34,9 до 42,5 тыс. человек - или с 1 до 1,2 человек на 1000 жителей России. Это стало закономерным результатом расширения коэффициента смертности с 13,7 до 13,9 человек на 1000 граждан России при неизменном показателе рождаемости в размере 12,7 человек. Другое дело, что совершенно не понятно, каким образом чиновникам Росстата удалось не зафиксировать снижение коэффициента рождаемости при столь заметном сокращении численности родившихся россиян.
Справедливости ради стоит указать, что за последние 10 лет «вставания с колен», которые характеризовались скачкообразным ростом цен на энергоносители, притоком нефтедолларов, разбуханием госбюджета, просачиванием природно-сырьевой ренты в несырьевую экономику и долетанием брызг от нефтяного дождя до рядовых россиян, демографическая ситуация в России действительно заметно улучшилась. По данным Росстата, за период 2000-2011гг. численность родившихся россиян увеличилась с 1,266 до 1,796 млн. человек при одновременном снижении смертности с 2,225 до 1,925 млн. россиян.
В результате чего масштабы естественной убыли населения (т.е. того самого вымирания граждан России) сократилось с 958,5 до 129 тыс. человек, а коэффициент рождаемости вырос с 8,7 до 12,6 при одновременном снижении коэффициента смертности 15,3-16,2 до 13,5 человек на 1000 жителей России. 2012 год и вовсе выдался рекордным - численность умерших россиян превысила количество родившихся всего лишь на 2,5 тыс. человек, коэффициенты смертности и рождаемости сравнялись в своём абсолютном выражении (13,3 человека на 1000 россиян), в результате чего в Кремле и Правительстве поспешили сделать выводы о преодолении негативных последствий социально-экономической катастрофы 1990-х годов.
Как и предупреждало большинство независимых экспертов, радость оказалась преждевременна, а результаты недолговечны - глубинные причины демографического кризиса так и не были преодолены. Приватизация бюджетной сферы, рост платности базовых социальных услуг (от образования до здравоохранения), скачкообразный рост на тарифы естественных монополий, нестабильная экономическая ситуация, произвол чиновников и коррупция, потеря рабочих мест, деградации структуры экономики, снижение качества образования и медицинских услуг и т.д. по-прежнему не позволяют России выйти из состояния пресловутого «русского креста».
И даже те без малого 4 трлн. долл., которые были «заработаны» страной за период 2000-2012гг. страной за счёт вывоза невосполнимого природного сырья и продукции низких переделов, не помогли радикально переломить ситуацию - если бы не чистый приток иммигрантов из «солнечного Таджикистана» и прочих слаборазвитых республик Средней Азии, компенсировавший на протяжении последних лет вымирание коренного населения России, численность граждан России не только бы не выросла с 142,7 млн. в 2009г. до 143,3 млн. в первые месяцы 2013г., но сократилась на 550-750 тыс. человек.
Также весьма заметно ухудшилась ситуация с детской смертностью в возрасте до 1 года - младенческая смертность выросла с 3,8 в январе-марте 2012г. до 3,9 тыс. детей в аналогичном периоде текущего года на фоне продолжающейся властями политики скрытой приватизации бюджетной сферы и роста платности базовых социальных услуг, которая стала логичным продолжением людоедской «монетизации льгот» и приватизации ЖКХ.
Другое дело, что благодаря росту общей численности населения России, обусловленному как ростом рождаемости в мусульманских республиках, так и усиливающимся притоком иммигрантов (пресловутое миграционное замещение), чиновникам удалось отрапортовать о снижении коэффициента младенческой смертности с 8,4 до 8,3 детей на 1000 младенцев в России. Да, это заметно, в разы, лучше тех показателей, которые мы имели в разгар «рыночных преобразований» и «либерального погрома социально-экономической сферы» в 1990-е года - в 1995г. коэффициент детской смертности превышал 18,1 детей на 1000 младенцев, а в 2000г. составил не менее 15,3 детей. В этом плане прогресс, безусловно, есть - сократить чудовищные масштабы смертности среди детей властям действительно удалось.
Однако практически никакого отношения к действительности эти цифры не имеют, а результаты оставляют желать лучшего - по показателям младенческой смертности, как впрочем и по показателям социально обусловленных заболеваний и смертности от внешних причин, Россия стабильно занимает верхние строчки в рейтингах Всемирной организации здравоохранения.
ТОРФЯНЫЕ ПОЖАРЫ И ХАЛАТНОСТЬ ЧИНОВНИКОВ ДАЮТ О СЕБЕ ЗНАТЬ
Не меньше недоумения и вопросов в профессиональной среде вызывают цифры Росстата, касающиеся основных причин смертности среди россиян. При общем увеличении численности умерших граждан России от всех причин на 3,927 человек в первом квартале 2013г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года зафиксировано резкое и практически ничем не объяснимое снижение смертности по подавляющему большинству разновидностей заболеваний.
Так, практически на 529 человек сократилась смертность от новообразований (до 71,516 тыс. человек), от болезней системы кровообращения - на 2,763 человек (до 273,666 тыс.), от внешних причин смерти - на 2,328 тыс. человек (до 41,079 тыс.). Даже количество убийств сократилось на 377 случаев (до 3,658 тыс. человек), самоубийств стало меньше на 405 случаев (6,143 тыс. человек), а численность погибших от всех видов транспортных несчастных случаев сократилась на 14 человек (до 5,048 тыс.).
Тем не менее, Росстат и Минздрав зафиксировали скачкообразный рост смертности россиян от болезней органов дыхания - на 3,156 тыс. человек (с 17,258 тыс. до 20,414 тыс. человек). В относительном выражении цифры выглядят не намного лучше - прирост составил порядка 18,3%. Притом что без малого на 1,895 тыс. человек увеличилась смертность от всех разновидностей пневмонии (до 10,627 тыс.), а она 1,121 тыс. - от прочих заболеваний органов дыхания. Насколько можно судить, начинают сбываться худшие опасения врачей и экспертов - торфяные пожары 2010г., спровоцированные преступной халатностью чиновников, закрывавших глаза на первые сообщения о пожарах в мае-июне, и неготовностью МЧС к пожарам, переросли в «химическую атаку» против населения России.
По мнению экспертов, микроскопические частицы продуктов горения не задерживались марлевыми повязками и влажными сетками на окнах, во время дыхания оседали в нижних отделах лёгких россиян (прежде всего, жителей Европейской части и Поволжья), спровоцировав долгосрочные негативные последствия для здоровья. Чиновники предпочитали об этом вслух не говорить. Однако простым гражданам России от этого совершенно точно легче не становится.
Также как и от политкорректных оценок инфляции, ежемесячно и еженедельно публикуемых Росстатом, которые оказываются в 2,5-3 раза заниженными по сравнению с реальным ростом цен на услуги и товары первой необходимости - продукты питания, газ, воду, электроэнергию, услуги ЖКХ, транспортные услуги и т.д. Складывается такое ощущение, что наблюдаемый в первые месяцы 2013г. скачкообразный рост смертности россиян от заболеваний органов дыхания в немалой степени обусловлен именно этой причиной - последствиями торфяных пожаров и неготовностью чиновников к чрезвычайным ситуациям.
Осенью 2010г. практически всё руководство МЧС получило награды и звания Героев России за «трудовой подвиг» в деле тушения пожаров. Тогда как, по сообщениям СМИ, в большинстве населённых пунктов, в которых не находились дачи и загородные дома губернаторов, глав администраций, их заместителей, руководителей силовых ведомств и прочих представителей «региональной оффшорной аристократии», жители собственноручно при помощи тазиков с водой и лопат тушили огонь. Пока вертолёты, пожарные машины и прочая широко разрекламированная в СМИ спецтехника МЧС охраняла загородные участки местных «князьков», олигархов и чиновников, простые жители сёл, деревень и прочих сельских поселений практически без какой бы то ни было поддержки со стороны властей спасали свои дома и приусадебное хозяйство, позволяющее им прокормить себя и свои семьи в условиях безудержно дорожающего продовольствия. Точно также, как и в 90-е годы, сегодня десятки миллионов россиян (без малого 45 млн. жителей России) по-прежнему едва сводят концы с концами и выживают благодаря наличию приусадебных участков и подсобных хозяйств.
Несущественное увеличение смертности россиян (на 47 человек) зафиксировано от болезней органов пищеварения. Однако больше всего недоумения вызывает скачкообразный рост смертности россиян от так называемых «прочих болезней» - смертность от такого рода неклассифицированных заболеваний выросла без малого на 6,610 тыс. человек (с 47,780 до 54,390 тыс. россиян), компенсировав все достижения властей в области снижения смертности от остальных заболеваний: новообразований, болезней системы кровообращения, внешних причин смерти и т.д.
Складывается такое ощущение, что российские статистики и чиновники, не желая брать ответственность за преступную халатность руководства страны во время торфяных пожаров в июле-августе 2010г. (отчасти летом 2012г.), пытаются за абстрактной вывеской «неклассифицированных заболеваний» скрыть скачкообразный рост смертности россиян от заболеваний органов дыхания, спровоцированных вдыханием мелких канцерогенных частиц продуктов горения. В противном случае просто невозможно объяснить столь стремительный рост смертности граждан России от неустановленных заболеваний в первые месяцы 2013г. - никаких эпидемий, пандемий и очагов редких заболеваний, судя по имеющейся в СМИ информации, в России в последние полгода-год не наблюдалось.
Насколько можно судить, усиливающийся спад в российской экономике, сопровождающийся всплеском инфляции, деградацией структуры производства, потерей рабочих мест и ростом общей неопределённости, начинает сказываться на социально-демографической ситуации в России.
Из позитивных тенденции имеет смысл отметить увеличение численности браков на 30,8 тыс. (с 187,3 в январе-марте 2012г. до 218,1 тыс. в первом квартале 2013г.) на фоне менее заметного прироста количества разводов на 14,8 тыс. (с 142,3 до 157,1 тыс.). Пожалуй, именно рост т.н. «коэффициента брачности» с 5,3 до 6,2 на 1000 россиян на фоне менее заметного увеличения «коэффициента разводимости» с 4 до 4,4, несмотря на неутихающие заявления чиновников об «улучшении демографической ситуации» и «достижениях социальной сфере».
Источник: communitarian.ru

Распыление бюджета: экономический рост невозможен

Госдума приняла в первом чтении проект поправок в бюджет 2013 года, которыми предлагается перераспределение 171 млрд. рублей за счет экономии средств, а также разблокировки резерва на возможные кризисные ситуации. Однако эксперты считают, что эти поправки лишь раскидывают деньги по стольким направлениям, что реальной помощи они нигде не окажут. Таким образом, и в правленом виде бюджет не поможет вывести российскую экономику из рецессии, в которую она скатывается с начала года.
Главная причина в том, что поправки не касаются основных показателей бюджета – объемов доходов, расходов и дефицита. Потому что Минфин пока не видит дополнительных возможностей для того, чтобы изменять основные параметры федерального бюджета, в частности, по расходам, как в текущем году, так и в 2014-2015 годах. Об этом заявил министр финансов Антон Силуанов. Поэтому, дескать, приходится заниматься лишь перераспределением расходов.
Здесь возникает вопрос: а стоит ли тогда вообще этим заниматься? Ведь сколько не перераспределяй один и тот же размер бюджетных расходов по разным направлениям, все равно в экономику поступит та же сумма денег, весьма недостаточная для промышленного роста.
Экономия средств, запланированных в первоначальном бюджете, составит 124 млрд. рублей. Кроме того, из антикризисного резерва бюджета в размере 200 млрд. рублей 42 млрд. правительство планирует перераспределить на более приоритетные направления.
На поддержку экономики планируется выделить 72,9 млрд. рублей, в том числе 42 млрд. рублей – на поддержку сельского хозяйства, и 20 млрд. рублей – на компенсацию убытков РЖД от пассажирских перевозок. На социальную поддержку отдельных категорий граждан будет выделено 64,6 млрд. рублей, в том числе 50 млрд. рублей – на обеспечениедоступности детских садов.
Мероприятия в сфере науки, культуры, физкультуры и спорта дополнительно профинансируют на 14,9 млрд. рублей, мероприятия в сфере национальной обороны, правопорядка и правоохранительной деятельности – на 13,3 млрд. рублей, в сфере здравоохранения – на 1,7 млрд. рублей. Кроме того, на 32 млрд. рублей могут быть предоставлены дополнительные кредиты региональным бюджетам.
"Такое ощущение, что законопроект об изменениях в бюджет написан по принципу "всем сестрам по серьгам". Деньги раскиданы по столь многим направлениям, что нигде, даже там, где средства абсолютно необходимы, они не создают критической массы, способной реально решить проблемы", – считает зампред комитета Госдумы по аграрным вопросам Сергей Доронин.
К примеру, законопроектом предлагается направить 50 млрд. рублей на решение проблемы нехватки мест в детских садах, но учитывая тот факт, что предстоит создать 1,2 млн. мест, можно уверенно сказать, что "погоды" эти деньги не сделают.
В качестве другого примера зампред аграрного комитета привел убытки свиноводческого сектора вследствие присоединения к ВТО, которые могут составить примерно 55 млрд. рублей, а на их компенсацию, согласно законопроекту, выделяется 5,7 млрд. рублей. Понятно, что эта сумма не устраняет угрозу сокращения производства и закрытия предприятий, и тем более не решает проблему огромной кредитной задолженности сельхозпредприятий.
"Принятие данного законопроекта не снимает полностью ряд системных рисков, которые могут осложнить исполнение запланированных бюджетных назначений", – заявил глава Счетной палаты России Сергей Степашин. В стране происходит замедление экономического роста, причем, впервые за несколько лет – на фоне достаточно высоких цен на нефть. Падение темпов роста усиливает риски неисполнения бюджетных доходов. Только по итогам первого квартала объем доходов федерального бюджета был меньше целевых значений на 316 млрд. рублей, или на 2,5 %, напомнил Степашин.
"Положение усугубляют риски, связанные с возможным недополучением доходов от приватизации в размере 420 млрд. рублей", – добавил глава Счетной палаты, напомнив, что неисполнение данной статьи отмечается последние несколько лет. Поэтому он считает разумным отложить приватизацию крупных госкомпаний, таких как "Роснефть" и РЖД, так как продажа пакетов их акций не излечит, а только усугубит структурные проблемы экономики, и вместо притока капитала приведет к бесконтрольному росту тарифов.
Тем временем, по данным рост ВВП в годовом выражении в марте составил 2,3 %, а в первом квартале – всего 1,1 %. В связи с этим Минэкономразвития в апреле ухудшило прогноз по росту российской экономики на 2013 год с 3,6 % до 2,4 %, промпроизводства – с 3,6 % до 2 %, инвестиций в основной капитал – с 6,5 % до 4,6 %. Выпуск товаров и услуг в базовых видах экономической деятельности в России сокращается уже два квартала подряд, поэтому в соответствии с формальными критериями российская экономика уже находится в состоянии технической рецессии, заявил руководитель проекта Центра развития ВШЭ Эдуард Баранов.
"Текущая бюджетная политика направлена на то, чтобы в стране не было экономического роста, – считает депутат Госдумы Оксана Дмитриева. – То, что правительство не корректирует доходы и расходы бюджета из года в год, имеет отрицательные следствия. Осуществляются заимствования, раскручивается пирамида государственного долга, когда для этого нет никакой необходимости. Нефтегазовые доходы, которые не вкладываются в экономику, а идут снова на пополнение Резервного фонда и эскалацию заимствований, работают как искусственный тормоз экономического роста и как инструмент подавления инвестиционной активности. Такая экономическая и бюджетная политика, с учетом сокращения темпов экономического роста, еще больше усугубляет эффект стагнации в экономике".
Что же касается корректировок в бюджет, то основная экономия средств – более чем половина – получена за счет недоиндексации пенсий, пояснила Дмитриева. "Трудовые пенсии будут проиндексированы фактически не на 7 %, как заложено в бюджете, а на 6,6 %, а госпенсии не на 5 %, а на 1,8 %. А на что увеличено расходование средств? Что же является приоритетом бюджетной политики? Расходы бюджета увеличены по различным направлениям: на проведение Олимпиады в Сочи, на проведение чемпионата по футболу, на строительство океанариума на Дальнем Востоке. Какие инновации, какое стимулирование экономического роста можно обеспечить, если мы все средства направляем на Олимпиаду, океанариум и чемпионат", – возмущается депутат.
По ее словам, текущая корректировка бюджета – еще один повод задуматься о том, на какие приоритетные проекты расходуются бюджетные средства. На фоне благоприятной экономической ситуации и высоких цен на нефть у нас создаются и рукотворно поддерживаются нулевые темпы экономического роста. Хоть это еще и не кризис, но уже сильнейшая стагнация.
Олег ГЛАДУНОВ
Источник: novopol.ru

Почему назначенные Кремлем губернаторы зачастую вызывают отторжение региональных элит?

В сентябре пройдут выборы губернаторов в девяти регионах – Московской, Владимирской и Магаданской областях, Хакассии, Дагестане, Ингушетии, Хабаровском и Забайкальском краях, Чукотском автономном округе. Но этот перечень вряд ли является окончательным, вполне вероятно, что он пополнится. Предпосылок тому несколько. Во-первых, Владимир Путин может продолжить смену глав регионов, отработавших более 2–3 и более сроков, как это произошло во Владимирской области. А во-вторых, некоторые губернаторы-назначенцы еще до сентября могут проиграть борьбу, которую они ведут с местными политическими и экономическими элитами. И тогда на выборы, возможно, пойдут уже не они, а кандидаты от этих элит.
Поучителен в этом плане пример бывшего губернатора Амурской области Николая Колесова. Назначенный главой региона в июне 2007 года тогдашним президентом Дмитрием Медведевым, он продержался у власти всего год и четыре месяца, уступив натиску местных политиков и бизнесменов.
Не ко двору пришелся и другой ставленник Дмитрия Медведева – Александр Мишарин, назначенный губернатором Свердловской области. Он пробыл на этом посту только два с половиной года.
Нелегкие бои местного значения ведут и некоторые ныне действующие главы регионов, назначенные уже Владимиром Путиным. Так, преемник Мишарина губернатор Евгений Куйвашев не может найти взаимопонимания с администрацией Екатеринбурга. Глава администрации Челябинской области Михаил Юревич ведет войну одновременно на два фронта – с местными силовиками и организованной преступностью, так называемой «калининской семьей».
Мягко говоря, странным показалось местным элитам, в первую очередь нефтяникам, назначение губернатором Ханты-Мансийского автономного округа Натальи Комаровой. Серьезные трения между губернаторами и местными элитами наблюдатели отмечают также в Ямало-Ненецком автономном округе, Волгорадской, Самарской, Владимирской и некоторых других областях.
Казалось бы, причины таких конфликтов лежат на поверхности, и их достаточно просто сформулировать. «Варягов» чаще всего местные всегда встречают в штыки. И еще – «со своим уставом в чужой монастырь» не ходят. И это будет правдой – в определенной степени.
«Зачастую назначенцы просто не знают специфики региона, – считает наш эксперт из Архангельской области, историк федерализма, член Союза журналистов России Анатолий Беднов. – Если человек до своего назначения губернатором путал Омск и Томск, Краснодар и Красноярск, Архангельск и Астрахань, то ему нужно определенное время на изучение края, на политическую «акклиматизацию», на то, чтобы вжиться в регион. А иные из руководителей субъектов Федерации чувствуют себя временщиками… Тем более что новый губернатор не только начинает мести новой метлой, но и приводит с собой целую компанию прежних сослуживцев, друзей, родственников, а то и просто случайных людей, которые начинают подсиживать местных политических старожилов, пытаются командовать старыми чиновничьими элитами и тем провоцируют их сопротивление. К тому же назначенцы и их клевреты пытаются поставить под контроль местные бизнес-структуры, а это чревато серьезными конфликтами. Такая «варяжская дружина» часто действует по известному правилу: аппетит приходит во время еды. Следствия лихорадочного насыщения – коррупционные дела, бреши в бюджете.
Впрочем, другой эксперт, председатель Свердловского творческого Союза журналистов, бывший руководитель администрации губернатора Свердловской области Александр Левин полагает, что дело не в том, выбран губернатор или назначен: «Не думаю, что основной причиной конфликтов является данный посыл – выбран губернатор или назначен. Любой здравомыслящий губернатор заинтересован в том, чтобы наладить бесконфликтные отношения в своем регионе, сделать так, чтобы все конструктивные силы были объединены и помогали власти. Другое дело, что не каждому это дано. И тут многое зависит от опыта, культуры, воспитания. Если все это имеется, то конфликты практически сведены к минимуму или их вообще нет. В противном случае конфликты неизбежны, так как очень часто амбиции первого руководителя и тех или иных элит не совпадают, интересы разнятся, и мира уже не видать. Настоящий губернатор допускать этого не имеет права».
Замечательно, если бы все российские губернаторы обладали достаточным опытом, культурой и воспитанием, чтобы наладить бесконфликтные отношения. Но российская действительность показывает, что до этого пока далеко. Чем запомнился амурским казакам губернатор Николай Колесов? Тем, что с первого же дня повел себя вызывающе, давая понять местным, что он теперь здесь царь и бог и никто ему не указ. Стал ставить на ключевые позиции в областной администрации своих друзей из Татарстана, где он был депутатом Госсовета и руководителем ряда оборонных заводов. Мало того, он успел рассориться с местными бизнесменами, требуя с них своеобразную «дань». И, наконец, пытался уйти от опеки главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова, чьим протеже он считался.  Финал закономерен – отставка.
Как считают эксперты, главной причиной провала и Александра Мишарина было то, что он не учел специфику региона, в который был назначен. Выходец из РЖД, привыкший управлять в полувоенном, бюрократическом стиле, он этими же методами пытался действовать и в Свердловской области, в том числе в отношениях с властями Екатеринбурга. Не учитывая, что у уральцев сильно развито чувство собственного достоинства и вольнодумства, чему, кстати говоря, немало поспособствовал его предшественник – Эдуард Россель (что стоят только его идеи о создании Уральской республики, движения «Преображение Урала»,  превращении Верхотурья в региональный культурный центр и т.д.).
Пример губернатора ХМАО Натальи Комаровой еще более показателен. Будучи назначенной сверху, при протекции людей из Газпрома, в частности, главы представительства ХМАО в Москве Фанузы Арслановой, она так и не смогла консолидировать вокруг себя местные элиты, что, не без труда, но всегда удавалось ее предшественнику Филипенко. Целью замены Филипенко было повышение управляемости нефтяного округа из Москвы. Однако, по словам нашего собеседника в регионе, Комарова слишком самостоятельна и слишком уверена в своей правоте, что для лидера такого региона, как ХМАО, не всегда верно. Ее команда во многом формируется из Москвы или по указанию Москвы. Со старожилами политики она советуется мало, хотя такие люди, как бывший губернатор Юры Александр Филипенко и депутат Госдумы Леонид Симановский, могли бы ей помочь хорошим советом и оказать поддержку в округе.
В ХМАО, между назначенным губернатором Натальей Комаровой и местными политическими элитами причины возникшего конфликта заключается в близости губернатора ХМАО к федеральной власти, – считает депутат Госдумы от ХМАО Василий Тарасюк. – Комарову в регионе считают лицом аффилированным, которое реализует политику Кремля, а не политику развития региона. Отсюда и происходит эскалация конфликта, – прокомментировал депутат нашему изданию напряженность в регионе.
Таким образом, первопричина неприятия губернаторов-варягов в регионах коренится в понятии «чужой». Проректор Российского государственного торгово-экономического университета по научной и инновационной деятельности, доктор экономических наук  Сергей Валентей так прокомментировал «Регионам России» базовую схему взаимоотношений власти и элит в регионах: «Полагаю, можно достаточно уверенно утверждать, что главная проблема любого назначенца, и не только в России – это то, что он не местный, «не свой». И какой бы поддержкой «сверху» он ни пользовался, к нему, как к «чужому», относится и население, и бизнес, и политические элиты. Отсюда каждая его ошибка будет трактоваться так: «Наш бы такого непродуманного решения не принял». Часто это действительно так. Ведь чтобы прочувствовать особенности региона, нужно время, а решения требуется принимать ежедневно и ежечасно».
Однако, на наш взгляд, посылы о «варягстве» и «своем уставе» как основных причинах неприятия губернаторов-назначенцев местными элитами, отражают не все аспекты этой проблемы. Возможно, у нее есть и другая сторона. Напомним, что Владимир Путин, принимая в 2004 году решение об установлении института полпредов президента и об отмене выборов губернаторов, объяснял централизацию власти необходимостью усиления борьбы с терроризмом. Но во многих случаях это вылилось в борьбу ставленников президента с местными элитами. Они начинали деятельность с похожих на  зачистки кадровых перестановок, тотальных проверок, возбуждения множества уголовных дел.
Так, к примеру, действовал Николай Меркушкин, назначенный в мае прошлого года губернатором Самарской области, сменив на этом посту Владимира Артякова. Последовало множество кадровых отставок, уголовных дел, заведенных на местных бизнесменов и чиновников. Понятно, что эта активность нового главы региона вызвала резко негативную реакцию в области. Началось не только противодействие всему, что делал Меркушкин, но и сбор компромата на него, прежде всего в Мордовской республике, которую он ранее возглавлял. Дело дошло до того, что губернатор был вынужден обратиться к депутатам Самарской губернской думы и жителям региона с посланием, в котором признал, что в Самаре политическая лодка раскачивается сильнее, чем можно это делать. Он призвал направить политические силы в единое русло – «если мы это сделаем, мы будем двигаться намного быстрее».
Можно предположить, что такие зачистки не были только инициативой губернаторов-назначенцев, в большинстве случаев они проводились с благословения, а то и прямого указания Кремля. Если это так, то не было ли прямое президентское назначение глав регионов одной из попыток борьбы с коррупцией, преодоления сопротивления региональных финансово-промышленных групп политическим и экономическим интересам федеральной власти и связанных с нею бизнес-структур? Другими словами, не выполняли ли некоторые назначенцы заказ Кремля? В таком случае, становятся понятными успехи одних губернаторов и провалы других. В тех случаях, когда главы регионов чувствовали за своей спиной поддержку президентской команды, они проводили кадровые перестановки, структурные реформы в бизнесе без особой оглядки на местные элиты. Тогда же, когда такой поддержки не было, местные политические группировки и бизнес оказывали сильнейшее сопротивление реформам назначенцев и нередко сводили их усилия к нулю.
Характерно в этом плане поведение местных элит в отношении губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева. В первые месяцы после его назначения местные политики и бизнесмены пытались выяснить, насколько он близок к Кремлю. Следили, часто ли он бывает в правительстве, принимает ли его Владимир Путин. Кому-то показалось, что и у Дмитрия Медведева, и у президентской администрации к нему отношение прохладное. И уже появились высказывания о том, что Куйвашев в Екатеринбурге долго не удержится. Слухи умножились после того, как Дмитрий Медведев на выставке ИННОПРОМ-2012 не стал встречаться с Куйвашевым тет-а-тет. И сразу же усилилось давление на главу региона его местных оппонентов, жестче стало противостояние с администрацией Екатеринбурга. Однако встреча Евгения Куйвашева с президентом Владимиром Путиным 28 марта, на которой обсуждались принципиальные вопросы социально-экономического развития региона и возможности проведения в столице Урала ЭКСПО-2020, заставила противников губернатора умерить пыл.
Если согласиться с тем, что противостояние губернаторов-назначенцев с местными элитами было если не спровоцировано самим Кремлем, то часто инициировано им во имя укрепления вертикали власти, то возникает вопрос: почему Владимир Путин пошел сейчас на прямые выборы глав регионов? Не есть ли это уступка интересам региональных элит и не повлечет это за собой снижения влияния центра на регионы и, таким образом, усиления их самостоятельности?
В поисках ответов на эти вопросы мы обнаружили еще один важный аспект этой проблемы. Оказывается, сама федеральная власть уверена, что никаких региональных элит не существует. И, следовательно, конфликта между региональными элитами и назначенными (избранными) губернаторами не может быть по определению. Взгляд на региональные конфликты изнутри самой федеральной власти во многом объясняет некоторые закономерности региональных процессов формирования властных элит.
– У нас по определению не может быть конфликта между региональными элитами и назначенными губернаторами, – говорит депутат, член комитета Госдумы РФ по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Александр Абалаков. – У нас нет региональных элит. Как сказал Павел I, «знайте, что вельможами у меня только те, с кем я говорю, и только на то время, пока я с ними говорю». Соответственно, истоки всех так называемых территориальных конфликтов находятся в Москве. А региональные элиты не более чем тень федеральных экономических и политических процессов, – считает думский депутат.
По мысли депутата Абалакова, в России испокон веков существует тяга к патернализму, которая активно учитывается при принятии решений федеральным центром. Поэтому ни один губернатор не будет избран (назначен) без согласования с федеральными властями.
Как повлияет выборность губернаторов на конфликты с региональными элитами? По словам депутата Абалакова, начиная с весны 2011 года федеральный центр начал активный процесс мягкого обновления элит. Это и создание «Народного фронта», и разговоры о создании кадрового резерва, включающего представителей всех политических сил.
– Таким способом власть пытается расширить свою кадровую базу. На примере Думы, где «фронтовики» заняли значительную часть мест, мы видим результат такой работы, – рассказал «Регионам России» депутат Абалаков. – Не секрет, что многие из них прошли в Государственную Думу вопреки желанию губернаторов.
– В целом, если говорить о выборности губернаторов, то это процесс позитивный, – считает думский депутат. – Выборы губернаторов, несмотря на множество ограничений, позволят проявиться новым лицам, что соответствует решению задачи обновления. Что касается конфликтов, то при выборной системе конфликты в регионе можно будет обнаружить до момента выборов, в период выдвижения. И когда еще никто не выбран (назначен), можно уладить многие спорные вопросы, что, несомненно, принесет пользу регионам.
Однако наши эксперты из регионов проблему конфликтности элит оценивают с региональных позиций. По их оценке, выборность – не панацея.
Если избранный губернатор сможет предложить грамотную стратегию развития территории, вокруг которой могут объединиться местные политические и экономические группы, то раздоры прекратятся, – считает Анатолий Беднов. – Но сама по себе выборность не гарантирует автоматически наступления социально-политической стабильности, «тиши, глади и благодати».
А. Беднов приводит в пример Архангельскую область: раскол и разлад между элитами существовали и при избранном Николае Киселеве («архангельские» против «северодвинских»), и при назначенном Илье Михальчуке («местные» против «пришлых»). Относительная консолидация элит существовала при их предшественнике Анатолии Ефремове, во всяком случае, в период его первого губернаторского срока. То есть консолидация будет зависеть от первого лица региона, его команды и его программы, – отмечает эксперт.
Александр Левин считает, что прямые выборы, конечно, не могут быть панацеей от всех бед. Хотя, по его мнению, избранному народом губернатору куда легче в этом плане. Ведь победить на выборах можно лишь в том случае, если кандидат уже в ходе выборной кампании смог объединить все основные ведущие силы в регионе. А если они объединились вокруг кандидата, проголосовали за него, значит, будут и поддерживать. Какие могут быть конфликты! А вот губернатор-назначенец появляется в регионе откуда-то извне. Вот вам и сразу же благодатная почва для любых конфликтов. Но если губернатор-назначенец мудр и обладает нужными качествами дипломата, то он сделает все возможное, чтобы стать «своим» пока еще среди «чужих».
Назначение губернатора предпочтительнее в тех регионах, где существует дисбаланс политических сил или сложная социально-экономическая обстановка, считает думский депутат Василий Тарасюк. По его словам, такая ситуация характерна больше для республик Северного Кавказа, а также для некоторых регионов, например, Челябинской области, где, учитывая последние обстоятельства, противодействие властей в борьбе за власть выходит за все возможные рамки. – Регионам, которые не могут справиться с такого рода проблемами, лучше не принимать решение о выборах губернатора, чтобы не происходила эскалация местных политических конфликтов. В остальных же субъектах, характеризующихся относительно благополучным положением в регионе, где существует консенсус элит и идет планомерный устойчивый экономический рост, вполне можно пойти по пути выборов губернатора, – считает депутат Тарасюк.
– Оружие эффективных губернаторов, назначены они или избраны, – это система компромиссов и небольших управляемых конфликтов, которые приводят к тому, что элиты выстраиваются в определенную конфигурацию и начинают думать в унисон, находясь под контролем губернатора, – утверждает директор Института системных исследований и гуманитарных проектов, доктор философских наук Анатолий Гагарин. Политолог приводит пример Амана Тулеева, побывавшего и выбранным губернатором, и назначенным, и от этого ничего не изменилось – он как контролировал ситуацию в своем регионе, так и контролирует. Многое зависит от стиля управления, который использует губернатор, – считает ученый.
Сергей Валентей уверен, что «раздоры были, есть и будут, поскольку и на муниципальном, и на региональном, и на федеральном уровнях реализуются различные системы интересов различных социальных, экономических и политических групп. Поэтому считать, что переход к прямым выборам губернаторов эту проблему снимет, как минимум, наивно», – считает ученый. – Собственно, сами выборы – это борьба интересов. И побеждает тот, за кем большинство. А значит, часть граждан останется неудовлетворенной их результатами.
В итоге мы можем наблюдать достаточно любопытную картину. Федеральный эксперт оценивает выборность губернаторов как процесс позитивный. Но при этом он не признает наличия региональных элит, подчеркивая российскую тягу к патернализму. В такой позиции, через отрицание конфликтности политической региональной среды, неочевидно стирается противоречие между выборностью и назначаемостью.
В самих же регионах эксперты говорят, что выборность – не панацея, то есть, вполне можно обойтись и мудрым губернатором-назначенцем. При этом признается конфликтность среды, а основной способ ее разрешения, стало быть, видится в личностных и деловых качествах первого лица региона. В конечном итоге, и в этой позиции противоречие между выборностью и назначаемостью делается неочевидным.
Таким образом, выборность/назначаемость вполне можно рассматривать как одну и ту же клавишу формирования региональной власти с результатом, зависящим только от личностных параметров, то есть с малопредсказуемым итогом: кому как повезет… При таком взгляде на проблему, запущенный Путиным комплексный процесс мягкого обновления элит видится наиболее верным решением.
Анатолий Скоробогатов, аналитический обозреватель

В Козьмодемьянске судом впервые избрана мера пресечения в виде домашнего ареста

Горномарийская межрайонная прокуратура Республики Марий Эл поддержала ходатайство следственных органов об избрании меры  пресечения в виде домашнего ареста в отношении 59-летнего главы администрации МО "Горномарийский муниципальный район" Леонида Кубекова. Органами предварительного расследования он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий).
По версии следствия в результате действий Леонида Кубекова трем семьям в составе 8 человек и трем гражданам в рамках Республиканской адресной программы "Переселение граждан из аварийного жилищного фонда" по Озеркинскому сельскому поселению Горномарийского района на условиях договоров социального найма были предоставлены шесть непригодных для проживания квартир в здании бывшего детского сада в д. Озерки. На приобретение этих 6 квартир из федерального, республиканского и местного бюджета было израсходовано всего 2 миллиона 211 тысяч 742 рубля.
Необходимо отметить, что ранее приговором Горномарийского районного суда от 21.01.2013 Кубеков был осужден к лишению свободы в исправительной колонии общего режима на срок 4 года 6 месяцев с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года. Определением Верховного Суда РМЭ от 22.04.2013 приговор отменен, уголовное дело возвращено Горномарийскому межрайонному прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ (возвращение судом уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления).
После возвращения уголовного дела из суда апелляционной инстанции по ходатайству следственных органов, поддержанному прокуратурой, Горномарийский районный суд Республики Марий Эл 15 мая 2013 г. избрал в отношении Леонида Кубекова меру пресечения в виде домашнего ареста.
В Республике Марий Эл это первый случай избрания судом меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении обвиняемого.
Постановление суда от 15 мая 2013 года не вступило в законную силу, однако подача апелляционной жалобы не приостанавливает его исполнения.