March 26th, 2013

Иван Никитчук: кому принадлежат российские предприятия?

Трудно поверить, но почти все, что было создано при советской власти народом и что досталось за бесценок новым «хозяевам», России уже не принадлежит. Впрочем, не принадлежит и то, что создавалось в годы «демократии».

Экспертные оценки показывают, что под иностранной юрисдикцией находится около 95% крупной российской собственности. Россия – единственная страна мира, у которой почти весь крупный бизнес и флот вместе с судовладельцами зарегистрированы в оффшорах.

Например, большая часть фирм, входящих в «Базовый элемент», принадлежит BasicElementLtd, зарегистрированной на острове Джерси. Сама же BasicElementLtd – 100% «дочка» фирмы F-Finance, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Бенефициаром ее выступает небезызвестный олигарх Дерипаска.

Владельцем трех предприятий черной металлургии, подконтрольных Абрамовичу (ОАО «Западно-Сибирский металлургический комбинат», ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат», ОАО «Новокузнецкий металлургический комбинат»), является кипрская фирма VastercroftLtd, которой принадлежит 70,8% акций.

ОАО «ХК Металлоинвест» Усманова принадлежит кипрским оффшорам GallagherHoldingsLtd (43,7%), SeropaemHoldingst (30%), CoalcoMetalistLtd (20%) и Samlnvest (6,3%).

ОАО «Северсталь» Мордашова владеют кипрские оффшоры AstroshineLtd (20%), LoranelLtd (20%) и RayglowLtd (10,9%).

ГМК «Норильский никель» Потанина и Дерипаски зарегистрирован на кипрские оффшоры GershvinlnvtstmentsCorp.Ltd, BonicoHoldingsCoLtd, MontebellaHoldingsLtd, которым принадлежит 47,8% акций.

Кипрскому оффшору на 99,8% принадлежит крупнейшая угольная компания СУЭК  Рашевского. И этот список можно продолжить. Например, на Кипре зарегистрирован «Уралкалий» Рыболовлева и «Мечел» Зюзина, а компании «АльфаГрупп» – в Люксембурге, Нидерландах, на Британских Виргинских островах и Гибралтаре.

Таким образом, наиболее конкурентоспособные и прибыльные российские предприятия промышленности принадлежат оффшорам, в основном кипрским.

Почему же российские олигархи бегут в оффшоры? Причин несколько – это и возможность ухода от налогов, и возможность вывода средств за рубеж, и возможность обезопасить «свои» средства от нежелательных политических перемен в России.

По подсчетам экономистов за 20 лет из России, в основном через оффшоры, вывезено 2 трлн. долларов. Сумма астрономическая. Только в кризисном 2008 году за рубеж убежало более 200 млрд. долларов.

Формы увода средств за рубеж разные. Одна из наиболее часто используемых – это выплата дивидендов. В последние годы предприятиями, зарегистрированными в оффшорах, на выплату дивидендов направляется все большая доля прибыли.

Например, если в ОАО «Северсталь» доля дивидендов в 2005 году составляла 6,4%, то уже в 2007 году – 45,7%, в ОАО «ЗСМК» (Evraz Group) – соответственно 81,7% и 90%, а в ОАО «ОЭМК» («Металлоинвест») – 10% и 100%.

Дивиденды ОФО «Русал Красноярск» по итогам 2008 года составили 103% чистой прибыли и благополучно утекли в оффшорный карман Дерипаски в размере 8,9 млрд. рублей. Всего же за 2005-2008 годы оффшорные счета только одного Дерипаски за счет выплаты дивидендов пополнились на 8,2 млрд. долларов.

Классическая схема использования оффшоров для снижения налогов выглядит так: российская компания-производитель продает, например, нефть, металл, лес и т.д. фирме, зарегистрированной в оффшоре, по заниженной цене, а уже эта фирма реализует товар конечному потребителю по рыночной цене. Таким образом, основная прибыль от сделки оседает на счетах оффшора.

Могут использоваться страховые схемы для увода от налогообложения части прибыли. Для этого создается оффшорная страховая компания, через которую страхуются риски, по которым заведомо не наступит страховое событие, и перечисляется часть прибыли на страховые премии.

Можно просто, создав оффшор, заключить с ним любой финансовый договор, как говорится, «на бумаге», взять у него фиктивный заем, и по условиям этого договора регулярно переводить ему реальные деньги.

Существуют и другие, как говорил небезызвестный Остап Бендер, относительно честные способы отъема денег у России.

Отсюда легко видеть, чтобы получила Россия, если бы завтра закрыть оффшоры. Эксперты считают, что это дало бы огромный экономический эффект. Не имея возможности вывезти средства за границу, олигархи были бы вынуждены вкладывать их в проекты внутри страны, заниматься модернизацией промышленности, наращивать выпуск отечественной продукции, завоевывать рынки сбыта и т.д.

У государства появилась бы возможность решать социальные проблемы, укреплять Вооруженные Силы, поддержать науку, аграрный сектор.

Вместо этого, оффшоризация России несет прямую угрозу ее национальной безопасности, потери суверенитета. На первый взгляд за большинством оффшорных фирм, фондов и трастов стоят вроде бы российские собственники. Но насколько они «российские»?

Достаточно просто пройтись по наиболее громким именам и фамилиям, и мы увидим, что многие из них уже давно имеют вид на жительство в какой-нибудь западной стране или даже гражданство этой страны.

Пока что они сохраняют и гражданство Российской Федерации. Но представим себе, что завтра они от него откажутся. И тогда к защите от российской власти интересов хозяев «Росстали», «Росчугуна, «Росникеля», Росалмаза» и т.д. подключатся президенты США, Англии, Франции, Германии, Италии, Испании, Израиля… и их бравые парни в разноцветных беретах.

Догадываются ли об этом наши правители? Должны, ведь, кажется, они не глухие или слепые. А может быть они с олигархами заодно? Об этом говорит хотя бы тот факт, что в конце 2008 года правительство утвердило список из 295 стратегических предприятий, которым оно обещало в условиях разразившегося кризиса поддержку их устойчивости, используя кредитные инструменты, другие меры, такие как государственные гарантии, субсидирование кредитных ставок, реструктуризация задолженности, госзаказ, таможенно-тарифная политика…

До достаточно даже беглого взгляда на этот список, чтобы лишний раз убедиться, что государство помогает «киприотам», так как значительная часть из 295 стратегических предприятий России зарегистрировано за ее пределами. Налицо удивительный парадокс: когда все хорошо – эти компании независимые и оффшорные, когда плохо – они становятся стратегическими и почти государственными. Более того, эти компании в господдержке не нуждались.

Они давно создали свои собственные Стабфонды, размеры которых в состоянии решить все их проблемы. Но их принцип – оффшорные кубышки не распечатывать, ибо в России может все рухнуть, а их кубышки должны остаться.

Вот о чем надо задуматься русскому народу. Не опоздать бы!

Иван Никитчук

Источник: otchizna.su

"Вахтовый ад" как новый подход к мотивации персонала

Вот попалась статья «Вахтовый ад: о работе жителей глубинки в Москве». Знаковая статья: похоже, социальная система сама нащупала решение вопроса с мотивацией персонала. Думаю, стоит подробнее рассмотреть этот аспект. Тем более, что он имеет все шансы в конечном итоге создать новую модель отношений работника и работодателя.
Сначала отступление. Обычный человек думает, что выживает на своем уровне исключительно за счет знаний, навыков и характера. Но это с позиции самого человека. С позиции системы - он продает свое время, силы и знание тому, кто готов все это купить. И тому, кто готов платить сотруднику, глубоко наплевать на уникальность и своеобразие работника. Он платит исключительно за результат и четкое функционирование. Это «в чистую».
Но, как сегодня считается, эти «темные» для работника времена остались в прошлом. Сегодня мы имеем социалистическую модель, в которой акцент сделан на достоинстве человека. Правда, называем систему капиталистической и во всех бедах и несправедливостях обвиняем капитализм. Тем самым усиливая социалистические идеи. В данной социалистической модели «человек звучит гордо», и ущемление его прав «злобным капиталистом-работодателем» недопустимо. То есть, по сути, работодатель обязан кормить сотрудника и обеспечивать сохранение его прав.
Что же сам человек, который поверил в то, что его обязаны кормить? У него в мозгу рождается абстрактная фигура «кормящего». Нюанс в том, что он сам выбирает этот образ. Между тем, «кормящий» требует соблюдения определенных поведенческих и ценностных правил поведения. Человек их принимает. Можно сказать, что это такой своеобразный «архетипичный родитель», наличие которого человек не особенно осознает. Если пойти по исторической логике, то сначала это был прямой работодатель - тот, кто кормит непосредственно. И человек полностью служит ему.
Но тут начинается разговор о правах человека. Что вызывает конфликт между работодателем и сотрудником. Что делает сотрудник? Он же теперь гражданин! Он автоматически меняет «кормящего»: теперь кормящим для него является государство. Именно оно теперь обеспечивает соблюдение его прав. Работодатель в данном «движении на укрупнение» является «мелкой сошкой», который сам подчинен новому «кормящему». Поэтому конфликт между сотрудником и нанимателем выходит в открытую фазу: сотрудник считает просто своим долгом «плевать на голову» работодателю. Если работодатель «срывается с узды», он бежит в трудовую инспекцию и у нанимателя возникает достаточно проблем. Почему современный работодатель и предпочитает не связываться с персоналом.
А что дальше? Когда человек понимает, что уже даже государство его не устраивает в роли «кормящего», он поднимается «этажом выше»: он обращается уж совсем к абстрактным «кормящим» - религии, мистике, гуманизму, просто «позитивчику жизни»... Думаю, тут много вариантов совсем абстрактных сил.
Есть еще один нюанс. Можно двигаться лишь от конкретного к абстрактному - от вполне конкретного работодателя к величайшей мировой справедливости. То есть, это «дорога в один конец». И никогда плевок в сторону более мелкого «кормящего» не произойдет в ситуации, когда человека «недокармливают». Плевок и смена «кормящего» на более сильного происходит лишь в случае «перекормленности» человека. В случае с сотрудником - когда его зарплата явно превышает ценность его работы. Что сегодня уже массово и произошло: сама система вынуждает человеку давать больше, чем он производит.
Также нужно понимать, что адекватность человека при движении «наверх» сильно страдает. То есть, сотрудник, работающий на непосредственного работодателя, вполне адекватен - но он становится полностью невменяем при достижении «просветления». Это значит, что его жизнеспособность, возможность принимать адекватные решения, способность анализировать происходящее - достаточно жалка. Если же заканчивается ресурс кормления, то тогда его «клинит» на модели «наивысшего кормящего». Можно сказать, что в этом случае человек впадает в состояние некоего зомби, и выбить его из внутренней модели практически невозможно. Уникальность ситуации в том, что человек ради соблюдения правил им же выбранного максимального «кормящего» отвергает ему же выгодные предложения, ситуации и пр... Потому что они противоречат «его принципам». И все, тупик. И для работодателя, и для самого человека. Можно сказать, что кризис мотивации персонала наступает окончательно. Удается лишь его чуть расшатать - соцпакетами, развлекухой. И то временно. Люди как не хотели работать, так и не работают. Они не способны менять «высшего кормящего» на какого-то работодателя, то есть не будут менять свое поведение.
И тут появляется новая модель «вахтовой работы». Когда читаешь статью «Вахтовый ад...», то невольно начинаешь удивляться тому, что несмотря на весь кошмар - люди в принципе довольны! А дело в том, что подобная «каторжная» модель не трогает их личного достоинства: можно оставаясь сильно возвышенной персоной с тонкой душевной организацией стоять за кассой. И ты «не продаешься» - ты остаешься «свободен»: отработал свой срок - и домой! Человек сохраняет свое достоинство, а работодатель получает исполнительный персонал. И главное - он избавляется от кадровой возни и возможных проблем с сотрудниками. И, как это не жутко звучит, все довольны.
Понятно, что в действительности люди привыкают к принципиально новой модели жизни - ближе к рабовладельческой. И не сопротивляются потому, что верят в «высшего кормящего»: верят, что ситуация временная. Но вот только похоже, что совсем не временная. Потому что возникла ситуация, выгодная всем: и государству, и работодателю. Да и гражданскому обществу это выгодно: эти люди не пьют, не курят, не совершают преступления... Да и самому персоналу это выгодно: четкие правила, по которым ты работаешь. Так что она имеет все шансы развиться в новую культуру, которая захватит не только разнорабочий и низший персонал, но в итоге и - топовые должности.
Как это может произойти? Не хотелось бы конечно - но как? Сначала подобными «подрядами» заполняются низшие должности, потом становится возможным заменить и офисные персонал, оставив в компании «собственными» лишь ключевые фигуры. Но окончательно модель начнет становиться на ноги, когда вместо сегодняшних кадровых агентств начнут возникать «новые рекрутеры» - примерно такие компании, которые описаны в статье. То есть, ситуация станет идентична тому, что произошло на рынке недвижимости: практически невозможно без риэлтора совершить сделку с недвижимостью. Или без автодиллера напрямую с завода купить авто. Все конечно можно, но сложно. Аналогичная ситуация может начать возникать и на рынке труда: когда вы устраиваетесь на работу в такую компанию, которая вас сама распределяет уже непосредственно на рабочее место.
Понятно, что тут вопрос экономики - будут деньги у государства, этого не будет. Но все идет к тому, что денег больше не станет - а вот новый виток кризиса вполне вероятен. Соответственно, все более вероятен и захват аналогичной моделью и новых сегментов рынка. Сегодня она только в стадии рождения - поставляет неквалифицированный персонал. Но это временно.
Таким образом, можно примерно прогнозировать один из возможных вариантов того, во что превратится общество уже года через три. И как изменится модель общества, какие классы появятся, как изменится мораль: представить модель нового общества сможет даже ребенок. Тем более, много на тему «зомбированного общества будущего» в 80-90х годах отсняли фильмов. А пока стоите в магазине, идете по улице ... понаблюдайте за тем, как это выглядит в реальности...
Так что, такое будущее - один из вариантов. Достаточно вероятный. Как в Европе будет, не знаю, но хорошее распространяется быстро...
Кронин С.И., Источник: rsgame.com

  • Current Mood
    blah blah

В деревне Емангаши произошел пожар

В Горномарийском районе произошел пожар. По информации МЧС, возгорание заметили хозяева. На потолке, где проходит труба печи, загорелась перегородка.

На момент пожара в доме находилось двое братьев 77 и 74 года рождения. Они попытались самостоятельно справиться с огнем, но не смогли, так как возгорание было слишком поздно замечено. Пострадавшие попросили о помощи соседей, но огонь стремительно распространялся и его удалость потушить лишь пожарным. Здание удалось спасти, пострадала лишь внутренняя отделка помещения.

Медведев критикует стремление чиновников к научным степеням

Глава правительства на встрече с аспирантами в МФТИ рассказал, почему в свое время он отказался от написания научной диссертации.

Тот факт, что многие российские чиновники стремятся к получению ученой степени, вызывает негативное отношение премьер-министра РФ Дмитрия Медведева.

В ходе встречи с аспирантами отечественных вузов во вторник, 26 марта, глава правительства с сожалением констатировал, что в стране «защита диссертации превратилась в элемент государственной карьеры, чего нет практически ни в одной стране мира».

«У нас почему-то стало хорошим тоном, чтобы любой мало-мальски серьезный начальник обязательно написал «доктор каких-то наук», - заметил Медведев. - Когда я вот это вижу, то у меня, конечно, возникают очень большие сомнения», - добавил он.

Именно по этим соображениям, добавил премьер, в свое время он сам отказался от написания докторской диссертации.

«Я одно время хотел докторскую написать. Но решил, что этого делать не надо, потому что это будет очень смешно», - цитирует Медведева РИА Новости.

Говоря о своем отношении к работе аспирантов, премьер высказал мнение, что, тем, если они идут работать, следует избирать сферу деятельности по специальности. «Если это работа по специальности, то я в этом ничего плохого не вижу. Вопрос в том, чтобы она действительно была по специальности, а не чтобы ящики по ночам таскать», - предположил глава кабмина.

При этом он отметил важность мер по финансовому стимулированию аспирантов. «Но вряд ли мы сможем изобрести какой-то универсальный механизм, который будет использоваться по всей стране», - добавил глава правительства.

В первую очередь, считает Медведев, этим вопросом должны заниматься сами вузы, равно как и вопросом обеспечения жильем. «Эти программы (по предоставлению жилья) есть, но они, к сожалению, очень разные», - отметил премьер.

Бюджету России предсказали триллионный дефицит

Российские государственные финансы оказались в уникальной ситуации: цены на нефть намного превосходят предусмотренные планом, при этом оценки будущего дефицита бюджета продолжают расти. Если в середине марта в Минфине говорили о нехватке полутриллиона рублей, то сейчас ВШЭ прогнозирует дефицит в триллион. Отчасти виной тому «бюджетное правило», которое должно стабилизировать государственные финансы.

В середине марта в Министерстве финансов России заявили, что правительству нужно изыскать дополнительные доходы на 500 миллиардов рублей. При этом, как отметила заместитель министра Татьяна Нестеренко, о каких-то новых расходах в данном случае речи не идет — дополнительные средства нужны для того, чтобы выполнить уже запланированные обязательства бюджета.

По словам Нестеренко, сокращение доходов бюджета вызвано двумя причинами. Первая — это решение правительства проводить приватизацию госкомпаний не с помощью продажи принадлежащих в них государству долей, а с помощью дополнительных эмиссий акций. В результате средства от продажи компаний достаются не бюджету, а самим корпорациям. По плану приватизации, в 2013 году бюджет от продажи госимущества должен был получить 427 миллиардов рублей, но сейчас Минфин оценивает потенциальные доходы от приватизации только в 60 миллиардов.

Вторая причина — возврат налога на добавленную стоимость (НДС), связанный с окончанием реализации крупных инфраструктурных проектов, в том числе подготовки к саммиту АТЭС (прошел в 2012 году во Владивостоке) и Олимпиаде в Сочи (пройдет в 2014 году). За счет вычетов по НДС бюджет не получит 130 миллиардов рублей доходов. Какие компании возвращают сумму уплаченного налога, неизвестно; согласно российскому законодательству, получить вычет могут любые плательщики НДС, если они тратят средства на собственную коммерческую деятельность. По словам министра финансов России Антона Силуанова, план по мобилизации дополнительных доходов на 500 миллиардов рублей будет готов к лету. Скорее всего, если другого решения найдено не будет, властям придется наращивать государственный долг.

И нефть не помогает

Дефицит российского бюджета сохраняется на фоне высоких цен на нефть, намного превышающих план. В федеральном законе о государственном бюджете указана прогнозная цена в 97 долларов за баррель. Сейчас цены на нефть марки Urals (основной российский экспортный товар) составляют 111,7 доллара за баррель. 12 марта министр финансов Антон Силуанов заявлял, что дополнительные доходы от высоких цен на углеводороды составят 230 миллиардов рублей. Но эти средства на погашение дефицита бюджета власти направить не могут.

Дело в том, что с 2013 года в России действует «бюджетное правило», ограничивающее возможности правительства направлять на текущие расходы средства от продажи нефти и газа. Согласно правилу, для нефтегазовых доходов устанавливается специальная «цена отсечения», рассчитанная как средняя цена на нефть за последние несколько лет. В 2013 году «цена отсечения» составляет 91 доллар за баррель. Все нефтегазовые доходы, полученные сверх этого барьера, должны направляться в Резервный фонд до тех пор, пока его размер не составит семь процентов ВВП. После этого правительство сможет начать тратить половину доходов Резервного фонда.

На начало марта объем Резервного фонда составил 2,6 триллиона рублей, что равняется 3,9 процента ВВП. Таким образом, пока правительство может снижать дефицит бюджета только за счет ненефтегазовых доходов. Последние же, в отличие от нефтегазовых, в начале 2013 года роста не продемонстрировали. 20 марта в Минфине заявляли, что по итогам года бюджет может недополучить от 80 до 130 миллиардов рублей ненефтегазовых доходов. 26 марта газета «Ведомости» со ссылкой на расчеты Центра развития Высшей школы экономики написала, что если сборы НДС останутся на уровне января-февраля, то за год бюджет может не получить 400 миллиардов рублей сборов по этому налогу.

В то же время, по расчетам ВШЭ, введение «бюджетного правила» позволит значительно нарастить государственные резервы. Если цены на нефть сохранятся на текущем уровне, то по итогам года Резервный фонд увеличится на триллион рублей до 5,8-5,9 процента ВВП. При этом дефицит федерального бюджета также может вырасти до триллиона рублей, подсчитали в институте. Из этой суммы предусмотренный законом о бюджете на 2013 год дефицит составит только 520 миллиардов.

Миссия невыполнима

Происходящее с российским бюджетом противоречит цели, поставленной президентом России Владимиром Путиным, — сделать бюджет бездефицитным. В апреле 2012 года после победы на выборах Путин заявлял, что доходы и расходы федеральной казны необходимо уравнять к 2015 году. «Даже небольшой дефицит для России, я с этим не могу не согласиться, учитывая нашу зависимость от мировой конъюнктуры, это риск, и мы должны его минимизировать», — сказал тогда президент.

Закон о федеральном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014-2015 годов действительно предполагает, что в 2015 году федеральная казна будет бездефицитной (расходы и доходы должны составить по 15,6 триллиона рублей). Насколько эта цель достижима, сказать сложно: на протяжении последних пяти лет расходы уверенно росли, в то время как доходы демонстрировали не настолько «гладкую» динамику.

Если в 2008 году федеральный бюджет потратил только 6,7 триллиона рублей, то к 2012 году показатель вырос почти в два раза — до 12,8 триллиона. Расходы росли даже в кризисный 2009 год — по сравнению с 2008-м они увеличились на 1,9 триллиона рублей. Что же касается доходов, то в 2009 году они составили 7,3 триллиона рублей против 9,2 триллиона в 2008-м. Фактически вернуться на докризисный уровень доходам удалось только к 2011 году, но все это время расходы государственной казны росли.

Колебания доходов во время кризиса объясняются высокой зависимостью российской казны от цен на нефть, а зависимость эта за последние пять лет, похоже, только укрепилась. Так, в 2007 году продажа российских товаров (преимущественно сырья) за рубеж составляла 31 процент от всех бюджетных доходов. Налоги на добычу полезных ископаемых составляли 19,3 процента. В 2012 году показатели оказались на уровне в 38,6 и 19 процентов соответственно. Если в 2008 году бюджет был сбалансирован при плановых ценах на нефть в 60 долларов за баррель, то в 2012 году он был сверстан с дефицитом при цене барреля Urals в 105 долларов, а в 2013-м — при цене в 97 долларов.

В самом по себе дефиците государственного бюджета нет ничего ужасного. Долгое время сохранение умеренного дефицита считалось грамотной экономической политикой. Экономисты утверждали, что государство может активно занимать средства и инвестировать их в важные инфраструктурные и социальные проекты, поддерживая экономический рост. В случае же если государство будет пользоваться только собственными ресурсами без привлечения кредитных средств, его возможности будут ограничены. Правда, отношение экономистов к бюджетному дефициту значительно испортил долговой кризис в еврозоне, но речь идет скорее об ограничении этого механизма, нежели о полном отказе от него.

Очевидно, что радикально сократить дефицит бюджета в России за счет роста доходов сейчас невозможно. Использовать для этого нефтяные деньги нельзя из-за «бюджетного правила»; налоги чиновники (в том числе и сам Путин) обещали не повышать, а прогнозы по росту ВВП (не более чем на 3-4 процента в год, а то и меньше) свидетельствуют о том, что налогооблагаемая база в ближайшие годы будет увеличиваться очень медленно.

В таком случае власти могут сделать бюджет бездефицитным только за счет сокращения расходов, но, как показывает весь посткризисный опыт, на такой шаг чиновники идут крайне неохотно — о радикальных программах снижения издержек ничего не было слышно даже во время жесткой фазы кризиса. Тем не менее очевидно, что «лишние» средства в бюджете есть: по данным Счетной палаты, только в 2012 году по линии Минобороны неэффективно потратили 23 миллиарда рублей. Сэкономить бюджетные средства можно было бы и за счет сокращения разросшегося штата чиновников, а также передачи части их полномочий рынку, но в условиях по-прежнему высоких цен на нефть бюрократия в России на такой шаг никогда не пойдет.

Кирилл Сугробов