gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Categories:

Уголовное дело о "похищении" сына отцом создает опасный прецедент....


Возбуждение уголовного дела по статье «похищение» по отношению к родителю, решившему свозить ребенка на море, беспрецедентно и наносит вред обществу, заявил 13 июля адвокат Станислав Клюев, комментируя ИА Красная Весна дело Евгения Старикова после слушаний в Московском городском суде.

Речь идет о возбуждении уголовного дела по статье 126 УК РФ («Похищение человека») против отца шестилетнего ребенка, который, отчаявшись договориться со своей бывшей сожительницей о совместном воспитании сына, взял его у матери без предупреждения, чтобы провести отпуск в Крыму. Стариков был отправлен под домашний арест, сторона обвинения ходатайствовала о заключении подозреваемого в «похищении» под стражу.

Защита Старикова утверждает, что это первый случай за всю правоприменительную практику, когда уголовное дело по статье «Похищение человека» возбуждают против одного из родителей, который не лишен родительских прав и не ограничен в них, а, следовательно, имеет исключительное право перемещаться вместе с ребенком. По словам адвоката, поступок отца, взявшего ребенка на море без согласия матери, — с учетом того, что мать не дает ребенку ни видеться, ни разговаривать с отцом по телефону, — может с большой натяжкой расцениваться лишь как административное нарушение.

«Однозначно, здесь не может быть никакого другого мнения, это дело безусловно носит прецедентный характер. Впервые почти за четверть века уголовное дело, предусмотренное по признакам статьи 126 Уголовного кодекса — это похищение человека, возбуждено в отношении одного из родителей», — подчеркнул адвокат.

Клюев указывает, что в действиях родителя, путешествующего с ребенком по стране, нет и не может быть состава преступления.

«До сих пор правоприменительная практика шла по такому пути, что в действиях родителей, которые физически, допустим, берут ребенка, куда-то его везут, не может быть состава преступления. Это исключительное право родителей, они действительно имеют те права, которые не имеют все остальные граждане Российской Федерации и не граждане», — заявил он.

Адвокат указал, что во всех комментариях к статье 126 УК РФ («Похищение человека») четко говориться, что родители не подпадают под действие этой статьи и об этом знают все, кто имеет высшее юридическое образование. Клюев считает, что поскольку в перемещении ребенка вместе любым из родителей нет состава преступления, то возбуждение уголовного дело против отца незаконно.

«Ну, во-первых, с точки зрения сугубо юридической, я вижу здесь два возможных обстоятельства: либо это коррупция, когда просто все понимают что это незаконное решение, но тем не менее его принимают в связи с наличием того или иного интереса, либо это просто махровый непрофессионализм. (…) Как иначе? Все знают, что это незаконно, но тем не менее возбуждают дело, задерживают, избирают меру пресечения, предъявляют обвинение», — подчеркнул Клюев.

Адвокат обратил внимание еще на один аспект этого дела, общественный. В поправках в Конституцию РФ сказано о защите «семьи, материнства, отцовства и детства». Однако в этом деле получилось так, что отец не только лишен возможности участвовать в воспитании своего ребенка, но и наказан за попытку побыть с сыном. Адвокат напомнил, что для гармоничного развития личности, в воспитании должны участвовать и мать, и отец.

«Есть определенный ущерб и обществу в целом, я считаю, при таком развитии событий. Потому что если мы сейчас, вопреки тенденции которая идет со стороны президента, со стороны изменённого текста Конституции, где наоборот, делается акцент на отцовстве… Если мы одной рукой будем вносить изменения в Конституцию, где наконец-то, впервые в истории прописано слово „отцовство“ как предмет особой защиты, а в другой будем закрывать под стражу отцов или отправлять под домашний арест за то, что они взяли на руки сына и поехали с ним на море, — это какая-то шизофрения и раздвоение сознания в масштабах государства», — подчеркнул адвокат.

Напомним, дело Евгения Старикова попало в СМИ как дело отца «похитившего» ребенка у матери. Однако на слушаниях в Мосгорсуде выяснился ряд обстоятельств, которые телеканалы не осветили. Как пояснил отец, из шести лет своей жизни ребенок три с половиной года жил с ним, мать сына навещала нечасто. Только в марте 2019 года Куйбышевский райсуд Санкт-Петербурга определил местожительство ребенка с его матерью. Поскольку сына у Старикова буквально похитили и не давали с ним видеться, он обратился в Василеостровский райсуд Санкт-Петербурга, который обязал мать предоставлять ребенку возможность встречаться со своим отцом три раза в неделю и каждый день разговаривать по телефону или другим средствам коммуникации.

Однако его бывшая гражданская жена предписание суда не выполняла. Отцу не только не разрешали видеться или разговаривать с ребенком по телефону, но и скрывали от него любую информацию о ребенке, включая его местонахождение. Правоохранители не смогли ему помочь в поисках сына, отец нанял частного сыщика и тот узнал, где находится ребенок. Приехав в Москву, отец, заручившись свидетельством сыщика и охранника, поехал по установленному адресу. По его словам, куда-то везти сына не было у него в планах, но когда он подошел к сыну и взял его на руки, его бывшая сожительница стала кричать, тогда «ноги сами понесли» его к машине, он посадил ребенка в машину и увез.

В пути он послал матери ребенка смс что съездит с сыном на море в Крым и через две недели привезет обратно. Старикову стали звонить из уголовного розыска и центральных телеканалов. Всех троих (отца, детектива и охранника) задержали. Сейчас отец ребенка находится под домашним арестом. 13 июля Московский городской суд не удовлетворил апелляционные жалобы адвокатов бывшей гражданской жены Старикова, ходатайствующих о заключении его под стражу, а оставил его под домашним арестом.

Оригинал здесь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments