gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Categories:

Двойной удар по экономике: пандемия короновируса COVID-19 и падение цен на нефть

Пандемия короновируса COVID-19 и падение цен на нефть ударили по нефтяной промышленности России. Однако, по сравнению с другими странами Россия более стойко переносит этот двойной удар.

За счет консервативной монетарной и фискальной политики удалось повысить устойчивость российской экономики. Профицитный бюджет и валютные резервы, свободно плавающий валютный курс помогают смягчить воздействие внешних кризисных явлений.  И тем не менее, двойной удар неминуемо скажется негативно на доходах нефтяников, приведет к снижению налогооблагаемой базы и будет иметь негативные последствия для доходной части федерального бюджета.

По данным энергетического центра «Сколково», общие потери могут составить до 60% валютных доходов от экспорта и до 30% доходов федерального бюджета. В зависимости от степени соблюдения соглашения с ОПЕК эти потери могут привести к снижению валового внутреннего продукта (ВВП) на 8-12% и будут сопоставимы с общими резервами Фонда национального благосостояния (ФНБ).

Роснефть уже понесла убытки в размере 2,1 млрд долларов в первом квартале 2020 года и ожидается 10-процентное снижение добычи нефти. Сокращение добычи нефти и консервация скважин будут особенно болезненными для Роснефти, у которой имеются фьючерсные контракты с китайскими компаниями.

До 50 процентов российских нефтяных скважин могут быть закрыты и не возобновить добычу. Пока что мировая газовая отрасль пострадала меньше, но влияние нефтяной промышленности на мировую экономику уже очевидно.

Так, 29 мая на голландской бирже цены на газ упали ниже 33 долларов за тысячу кубометров. Поскольку около 60% контрактов «Газпрома» заключаются на европейских биржах, доходы ОАО «Газпром» также существенно упадут. В такой ситуации ОАО «Газпром» планирует сократить поставки газа в Европу.

Однако, из-за падения цен на газ и переполнения складских мощностей финансово - экономическая устойчивость Газпрома, вероятно, будет подорвана.
Недавнее заявление Катара о поставках дополнительных объемов сжиженного природного газа (СПГ) в Европу только усугубит ситуацию.


Распространение коронавируса на нескольких участках, в том числе на Чаяндинском газовом месторождении, являющемся ключевой ресурсной базой для «Газпрома», негативно сказалось на финансово - экономических показателях ОАО «Газпром».
Уменьшение доходов от энергетического сектора неизбежно скажется на других смежных отраслях, таких как нефтехимия, металлургия и машиностроение. Способность энергетического сектора, как основного источника дохода, перекрестно субсидировать несырьевые отрасли будет снижаться. Неудивительно, что некоторые компании уже ищут возможности цепляться за щедрые инвестиции. Например, «Русская сталь» предложила правительству России использовать только трубы российского производства для строительства Амурского газохимического комплекса.

Роль государства в спасении нефтегазового сектора
Чтобы защитить свою нефтегазовую отрасль, российское правительство предложило ряд мер. Так, например, правительство России отказалось от некоторых штрафных санкций. Крупные нефтесервисные компании могут быть включены в список системно значимых компаний, что дает им право на государственную поддержку. С 2016 года в список также включены нефтегазовые специальности. Для решения проблемы консервации скважин правительство предложило создать фонд для недостроенных скважин. С помощью государственных банков российские нефтяные компании могут продолжать разработку скважин и вводить их в эксплуатацию после восстановления спроса, предположительно, в 2022 году.
Другая мера предполагает создание стратегического хранилища нефтяных запасов в объеме до 10% годовой добычи нефти в России.
Следуя международным тенденциям, большинство российских энергетических компаний заявили о сокращении капитальных расходов на 20-30%. Чтобы оптимизировать свои инвестиционные расходы, компании отказываются от новых капиталоемких проектов или менее приоритетных проектов за рубежом.
Секторы с высокой добавленной стоимостью, такие как СПГ, нефтепереработка и нефтехимия, набрали обороты. Роснефть начала лоббировать налоговые льготы за свои трудноизвлекаемые запасы газа в Ямало-Ненецком регионе. Татнефть объявила, что переориентирует свои инвестиции на нефтеперерабатывающие заводы, в то время как Газпром планирует построить гигантский нефтехимический завод на Ямале. Поскольку российские энергетические компании вынуждены сокращать инвестиции, конкуренция за государственный протекционизм будет только усиливаться. Правительство России же будет в такой ситуации еще более продуманно расходовать бюджетные средства.
Не имея «крыши» на уровне правительства и в федеральных структурах, независимые энергетические компании, доля которых на рынке уже мала (всего 9%), больше всего пострадают от двойного шока. Хотя с точки зрения здравого смысла надо бы отложить до лучших времен реализацию новых проектов, некоторые российские энергетические компании руководствуются стратегией доли рынка.
Несмотря на кризис, ряд российских компаний объявили о ряде амбициозных проектов. Так, компания «Роснефть» начала буровые работы на «Восток Ойл» в Арктике, а «Газпром» начал технико-экономическое обоснование для «Силы Сибири-2». Компания «Новатэк» также продолжает реализовывать свои проекты, несмотря на кризис.

Российско-китайские асимметричные отношения будут усиливаться
Восстановление экономики Китая будет иметь решающее значение для Москвы, так как Китай также потребляет достаточно много продукции нефтегазового сектора. Воспользовавшись рекордно низкими ценами на нефть, Пекин закупил рекордные объемы российской нефти Urals в первом квартале 2020 года и создал себе запасы на будущее. Эксперты предполагают, что спрос на энергоносители в Китае восстановится не скоро.

В условиях экономического кризиса и низких цен на нефть, финансирование амбициозных проектов в России в ближайшее время будет под вопросом.
Возможности Москвы найти внешнее финансирование, особенно в условиях внешних санкций в отношении отечественных банков, будут невысокими, а зависимость от Пекина будет только усиливаться. Финансовые проблемы могут сказаться на инвестиционных проектах, в частности, «Арктик СПГ-2», для реализации которого до пандемии COVID-19 предполагалось привлечь инвестиций в объеме около 11 миллиардов долларов США на внешнем рынке.
    Другие проекты, запланированные на 2021–2023 годы, такие как «Газпром» в Балтийском СПГ, скорее всего, также будут отложены на неопределенное время. Теперь правительство России возлагает надежды на Китай. Однако и Китай переосмысливает свою энергетическую стратегию, делая упор на локализованные цепочки поставок. В своем ежегодном отчете по бюджету за 2020 год Пекин указал, что страна будет искать возможности для снижения энергозависимости от импорта. В частности, буровые работы ведутся в южно-китайском море.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments