gornomari (gornomari) wrote,
gornomari
gornomari

Categories:

31 мая 1916 года недалеко от Ютландского полуострова произошло крупнейшее морское сражение

ЮТЛАНДСКОЕ СРАЖЕНИЕ: КРУПНЕЙШИЙ МОРСКОЙ БОЙ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

Крупные боевые корабли — дорогое и сложное в производстве удовольствие. Каждый из них можно легко потерять, а вот на строительство уйдут годы. И рисковать ими никто не хочет. Поэтому самое грандиозное морское сражение Первой мировой войны в том виде, в котором оно состоялось, произошло почти что случайно.


К маю 1916 года война шла уже довольно долго для того, чтобы обе стороны осознали глубину позиционного тупика, сложившегося на сухопутном театре военных действий. Тупик этот был, конечно, малоприятен, но в целом работал на Антанту — она была сильнее индустриально и рано или поздно выиграла бы в войне на истощение. Немаловажную роль в ней играла британская морская блокада. Снять её можно было, только захватив господство на море. Это было серьёзной проблемой — английский Гранд-флит был ощутимо сильнее германского Флота открытого моря. Но у немцев оставалась возможность наносить ему чувствительные удары, громя противника по частям.



Идея была проста и не то чтобы нова — взять группу быстроходных кораблей и совершить набег на один из британских прибрежных городов. Британцы, скорее всего, отправят за ней какие-то силы — достаточно представительные, но вряд ли весь Гранд-флит. И тут-то их будет ожидать сюрприз — основные силы в виде оставшихся кораблей Флота открытого моря, что будут следовать в 50 милях позади. Адмирал Шеер Кайзеровские моряки уже устраивали набеги на побережья в Первой мировой — но в меньших масштабах. Теперь настало время играть по‑крупному.


Контрловушка

Но у англичан имелись свои козыри в рукаве. Германской западне было не суждено сработать — британцы смогли перехватить и расшифровать некоторые переговоры. Да и активность подлодок заметили — и поняли, что назревает что-то крупное. Правда, точно узнать получилось только то, что 31 мая в море выйдет какой-то более-менее представительный контингент. В целом у англичан сложилось впечатление, что бо́льшая часть германских линкоров так или иначе останется на месте. Обе стороны двигались навстречу друг другу, уверенные, что встретиться придётся с существенно уступающими силами — и поэтому поначалу действовали довольно смело.

Внезапная встреча
Авангарды флотов наткнулись друг на друга в 15:30 31 мая 1916 года. Встреча произошла в сотне миль от Ютландского полуострова. Первыми друг друга обнаружили лёгкие силы, действовавшие впереди. Но вскоре в дело вступили и линейные крейсера — быстроходные и хорошо вооружённые гиганты. Британский авангард был ощутимо сильнее. Если не считать прикрывавшие большие артиллерийские корабли эсминцы и лёгкие крейсера, под командованием вице-адмирала Битти имелось шесть линейных крейсеров и четыре линкора. Немецкий же отряд, возглавляемый контр-адмиралом Хиппером, насчитывал всего пять линейных крейсеров.

Бой линейных крейсеров начался в 15:45. А в 16:00 к делу подоспели и четыре линкора Битти. Немцы стремились навести неприятеля на свои основные силы. Это было не так уж и сложно. Уверенные в своих силах, британцы действовали нахально — их авангард оторвался от основных сил на 20 миль дальше, чем у немцев.

Но даже без основных сил корабли Хиппера смогли «задать перца», потопив два линейных крейсера.


Сказались лучшая подготовка германских экипажей (мало кораблей — ставим на качество), некоторая неразбериха в стане англичан и слабая защита британских линейных крейсеров, которые могли быть уничтожены одним удачным попаданием.

Большие папочки

В 16:33 Хиппер всё-таки навёл британский авангард на основные силы под командованием Шеера. Увидев приближавшиеся германские линкоры, Битти понял, что в море вышел весь неприятельский флот.

Завязать с ними бой в одиночку стало бы не воспеваемым в веках благородным безумием, а всего лишь беспросветной дуростью.

Битти развернул корабли. Стороны поменялись местами — теперь британцы завлекали неприятеля к своим линкорам. А немцы, решившие, что больше сюрпризов не будет, увлечённо гнались следом. В 17:36 к отступающему Битти пришла помощь. Это было самое быстроходное соединение крупных кораблей основных сил — эскадра линейных крейсеров под командованием контр-адмирала Худа. Полчаса спустя к делу стали присоединяться и другие английские эскадры — вооружённые уже тяжеловесами в виде линкоров. Дело стало складываться худо, и немцы начали склоняться к отступлению.


Незадолго до этого им удалось потопить ещё один крупный британский корабль — линейный крейсер «Инвинсибл». Тот, в лучших традициях британских линейных крейсеров, взорвался — спастись удалось лишь шестерым. Вместе с кораблём на дно отправился и контр-адмирал Худ, командовавший 3-й эскадрой линейных крейсеров. Позже в честь Худа назвали линейный крейсер, который точно так же взлетел на воздух от удачного неприятельского снаряда. Но уже в другую мировую войну.


Впрочем, удрать было не так-то просто. Немцы повернули в 18:35, но сделать это получалось только в сторону неприятельских баз. Продолжать идти этим курсом было самоубийственно, и в 19:00 Шеер повернул обратно — прорываться к германским берегам.

Прорыв

Шеер решил любой ценой сохранить линкоры. Он бросил в атаку все удобно расположенные для этого корабли — линейные крейсера, лёгкие крейсера, миноносцы. Последние, в дополнение ко всему, ещё и ставили дымзавесу.


Эти действия дали результат — на какое-то время Шеер оторвался. Успех был в немалой степени заслугой миноносцев — британские линкоры потратили много времени и усилий, чтобы увернуться от торпед. Немцы не потеряли ни одного крупного корабля — «тяжелораненый» линейный крейсер «Лютцов» они сами затопили ещё до прорыва. Правда, повреждённого у немцев было хоть завались: 9 единиц одних только крупных кораблей требовали докового ремонта, не считая «мелочи» и лёгких повреждений. Какое-то время британцы преследовали немцев. То и дело возникали спорадические стычки. Стороны маневрировали, стремясь улучшить своё положение. Видимость падала. В девять вечера зашло солнце и стало совсем темно. Ночью царил хаос. Отдельные корабли и группы пытались найти друг друга, найти своих, понять, кто перед ними находится, а потом, по возможности, потопить его, пока не поздно. Часто противники находились гораздо ближе друг к другу, и время от времени уподоблялись античным триремам. Например, германский линкор тараном снёс британский эсминец.

Но, опять же, стратегического баланса сил ночное столкновение не изменило — не был потоплен ни один современный линкор или линейный крейсер. Хотя немцы потеряли старый эскадренный броненосец, построенный ещё в додредноутную эпоху, — бедняга нарвался на торпеды британского эсминца. Все семь сотен членов экипажа погибли. Днём первого июня флоты вернулись на свои базы — боезапас был расстрелян, люди устали, нанесённые повреждения не давали думать о продолжении боя. Сражение закончилось.

Выиграли все (на самом деле нет)

Стратегический итог Ютландского сражения был равен нулю. Оба флота сохранили ядро из наиболее крупных и ценных кораблей и примерно ту же боеспособность, хотя многие, конечно, требовали многомесячного ремонта. Немцы потеряли эскадренный броненосец, линейный крейсер, четыре лёгких крейсера, пять миноносцев и 2551 человека. Потери британцев были ощутимее — три линейных крейсера, три броненосных и восемь миноносцев. А также 6097 человек.

Тем не менее, обе стороны не постеснялись заявить о своей победе.

Немцы заявляли, что выиграли «по очкам», уничтожив больше неприятельских кораблей. Англичане — что немцы оставили поле сражения, а значит, господства на море не завоевали.


В последнем заявлении имелась изрядная доля смысла. Ведь это Шеер выходил в море с намерением разбить неприятеля и улучшить, если не уравнять глобальные шансы. С этой задачей он не справился — а при подавляющем превосходстве британского флота всё остальное было не так уж и важно. В августе 1916 года немцы ещё вывели в море большинство своих тяжёлых кораблей — но дело вновь закончилось ничем. Чем больше проходило времени, тем меньше оставалось веры в способность линкоров хоть что-то изменить. Британская морская блокада продолжала действовать, затягивая удавку все сильнее и сильнее. А это значит, что «ничейный» исход боя был на руку не Германии, а Антанте.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments