Поддержка материнства? Нет, отцовства!

хотя бы поставить задачу, чтобы работающий отец имел возможность содержать семью с двумя-тремя детьми и неработающей женой.

В центре новых правительственных инициатив – демография. Государство намерено взяться за дело всерьёз. Однако проблемы редко решаются в лоб. Хочешь добиться изменения в какой-то сфере, часто надо воздействовать на совершенно другую сферу. Говорят: на уровень выше того, на котором помещается проблема. Не всегда! Иногда не выше, а просто на другое.

Управленческий талант в том и состоит, чтобы найти ту сферу, на которую воздействовать.

Конкретно: чтобы женщины рожали больше детей, надо воздействовать НЕ на женщин.
Если мы хотим существенного укрепления семьи и долгосрочного увеличения рождаемости, поддерживать надо не мать, а – отца. И не поддерживать, а приставить к квалифицированной, полезной, а следовательно, высокооплачиваемой работе. Вот её-то и надо создать.
Надо для начала хотя бы поставить задачу, чтобы нормально работающий отец имел возможность содержать семью с двумя-тремя детьми и неработающей женой. Мужик должен работать напряжённо, трудно, серьёзно, но при этом иметь такую зарплату, чтобы быть подлинным кормильцем и уважаемым главой семьи.

Вековой опыт человечества гласит, да что гласит - вопиет: где и когда женщины массовым порядком идут на работу вне дома, там и тогда рождаемость падает ниже уровня воспроизводства, а семья как институт – деградирует. Исключений такое положение не знает. Растёт число разводов, девушки не слишком стремятся замуж, женщины часто смотрят на своих мужей как на бесполезную громоздкую рухлядь, без которой – удобнее. И впрямь удобнее – в современных условиях. Кризис семьи происходит во всех странах, где женщины массово делают карьеру, стремятся к самостоятельности и независимости и прочим прогрессивным ценностям. Я подчёркиваю: именно массово. Когда это становится социальной нормой. Отдельные выдающиеся личности погоды не делают.

Это хорошо понимали ещё немецкие социал-демократы сто с лишним лет назад. Их русские единоверцы боролись за улучшение положения фабричных работниц. А вот немецкие товарищи боролись за то, чтобы фабричных работниц вообще не было, а мужчина-рабочий имел возможность зарабатывать достаточно, чтобы содержать жену и детей. Немцы дольше других передовых наций держались за традиционную – домашнюю – роль женщины. Как только этот бастион пал – пала и рождаемость, и нация стала вымирать в соответствии со всеми передовыми учениями, заветами феминизма и прав человека.

Между прочим, даже во время Второй мировой войны, немецкие женщины мало привлекались к фабричной работе: их берегли для более важной - и притом незаменимой! - работы.
Вам никогда не приходило в голову: почему до эпохи универсального прогресса и прав человека во всех странах женщинам за аналогичную работу платили меньше, чем мужчинам? Обычный – неправильный – ответ: потому что они были гады и свинские мужские шовинисты. А правильный ответ такой: потому что в зарплате мужчины предполагалась доля жены и детей, а женщина, считалось, если работает, то, значит, семьи у неё нет.
Во всех странах, где женщины массово работают, начинается вымирание. Притом впереди всех в этом чрезвычайно прогрессивном процессе идут самые образованные и передовые женщины. На это обратил внимание Тило Саррацин в своей скандальной книжке «Германия: самоликвидация»: чем продвинутее женщина, тем позже она выходит замуж и тем меньше у неё детей, вплоть до нуля.
Государства пытаются всякого рода выплатами на детей поощрять материнство. Такие выплаты есть во всех передовых странах. И что же? Если они на кого и действуют, то только на приезжих с Востока, которые вообще-то и так не утратили привычку рожать. А на белых, прогрессивных и образованных – нет, не действуют.

Мало того, выплаты матерям – разрушают семью, которую вроде бы призваны укреплять. Чтобы семья была крепка, жена должна держаться за своего мужика как за кормильца и добытчика. Семья ведь и возникал не как романтический, а преимущественно как хозяйственный союз. Давая деньги матери, государство своими руками подрывает этот союз, демонстрируя, что мужик – существо второстепенное и не очень-то и нужен. В сущности, это оскорбление мужской гордости мужа и отца. Такой же подкоп под семью – особая поддержка одиноких матерей. Как-то помочь ей надо, но не до такой степени, чтобы одиночкой быть стало выгоднее, чем семейной матерью.

На это обратил внимание уж лет двадцать назад автор книги «Смерть Запада», американский политик Патрик Бьюкенен. Он писал, что в США быть матерью-одиночкой выгоднее, чем женой скромного труженика. Это же самое я лет десять назад наблюдала в Ирландии.
Я не говорю, что надо не платить материнский капитал. Но это – лечение зубной боли анальгином: сиюминутное облегчение без излечения. Хотим подлинно повысить рождаемость – надо возвращать женщину в семью. А для этого один путь – создание множества высокооплачиваемых – мужских! – рабочих мест. Квалифицированный рабочий, техник, инженер, учёный должен иметь возможность содержать семью. Новая индустриализация, на которую можно надеяться в свете последних правительственных инициатив вселяет такие надежды.

Татьяна Воеводина

Что общего между феминизмом и фашизмом?

Сейчас, в 2020 году, когда наши многие граждане имеют весьма смутное представление об ужасах войны, о фашизме, нацистской Германии, гораздо проще рассуждать о тех событиях и явлениях, которые имели место в 30-ые годы. А тогда, между прочим, активно развивалась Ра́совая тео́рия и нау́чный раси́зм, ведущие ученые проводили научные исследования, издавали книги, и доказывали немецкому обществу о превосходстве одной расы над другими. На эти исследования из государственного бюджета выделялись огромные деньги, ученые защищали кандидатские и докторские диссертации.

Одним из ярких представителей расовой теории считается Ханс Фридрих Карл Гюнтер (1891-1968) - германский антрополог и евгенист, оказавший своими псевдонаучными работами серьёзное влияние на расовую политику немецких национал-социалистов. Член НСДАП с 1932 года. В 1929 году он издал «Краткую расологию немецкого народа», которая стала очень популярной.

14 мая 1930 года был назначен на только что созданную кафедру социальной антропологии в Йенском университете, где он 15 ноября того же года прочел свою вступительную лекцию под названием «Причины расового упадка немецкого народа после Великого переселения народов». После прочтения лекции с ним тем же вечером общался Герман Геринг и обратился ко всем собравшимся с хвалебной речью в адрес Гюнтера.

После разгрома нацистской Германии и Нюрнбергского процесса, вероятно, расовую теорию всерьез уже воспринимать не будут.

Однако, в настоящее время расцвела уже другая теория – теория превосходства одного пола над другим. Есть яркие представители этой теории. Эта теория, подогреваемая международными финансами, лоббирует идею угнетения одного пола другим, а теперь еще продвигает идею и теорию домашнего насилия. Проводятся гендерные исследования, создаются научные школы, защищаются кандидатские и докторские диссертации. Если в нацистской Германии фактор «расы» был предметом и объектом научных исследований, то теперь объектом и предметом научных исследований стал фактор «гендера». Не будем здесь описывать абсурдность всех этих исследований - для того чтобы убедиться в том, что нет никакого угнетения женщин мужчинами, достаточно взглянуть хотя бы на книги «Росстат» - «Женщины и мужчины России - 2018» и убедиться в том, что в органах государственной власти более 70 процентов – женщины!

В этой связи хотелось бы порекомендовать депутатам, лоббирующим законопроект о семейно бытовом насилии, и в особенности Оксане Пушкиной почитать сказку Александра Сергеевича Пушкина о рыбаке и рыбке, и сделать соответствующие выводы.